"Всё - тлен, но в этом нет ничего плохого. Так что расслабься, мясо."

Кале "Сумеречница"

Кале "Сумеречница"
Игровой мир: Вечная Песня
Игровое имя: Каленис
Статус: нежить
Активность: эпизодический отыгрыш
Раса: Нежить
Народность: Отрёкшаяся-эльф
Пол: женский
Игровой класс: Охотник
Специализация: Тёмный следопыт
Род занятий: Разведчик, охотник-бродяга, пехотный снайпер, патрульный
Мировоззрение: Законопослушный злой
Адепт: Культ Забытых Теней
Языки: Всеобщий (Common), Дарнасский (Darnassian), Язык трущоб/Наречие нежити (Gutterspeak), Орочий (Orcish), Талассийский (Thalassian)

Внешний вид

Представьте перед собой отрёкшуюся , долговязую (примерно 6 футов) в прямом виде, однако ссутулившуюся, худощавую и хиловатую на вид. Бледную с лёгким жёлтым оттенком, с ободранными до мяса и костей левым локтем и правым коленом. С тремя слоями одежды, сделанными из старых пожитков, застарелых припасов, и новых трофеев, украшенных отогнутым жёстким гилнеасским воротником. Представьте подсумки закреплённые на бёдрах, плащ с капюшоном, наплечники собранные из разной лесной добычи: коры, костей, кожи, меха, перьев. Что верхний слой одежды снаружи, в области рёбер нежити, украшается человеческими рёбрами достойных противников, и из них же и кожи тёмного дракондора сделан полусферический колчан для стрел на спине. Можно заметить ботфорты, в которых в выпрямленном виде можно ходить по болотам, на верхней стороне стоп которых закреплено по три костяных "Когтя". На когтистых руках - беспалые перчатки с раструбами, перевязанные лиловой тканью в кистях, и с тыльной стороны ладоней имеющие тонкие трофейные кости из рук убитых метких стрелков. На пояснице, снаружи одежд, закреплена часть таза кого-то троллеобразного, на поясе так же закреплены колун (естественно, тоже "Украшенный трофеями"), и короткий меч в ножнах. Для полноты общего образа упомянем достаточно типичный эльфийский лук со сферами, и обилие заплат и рваностей на одежде. Защищённая почти со всех сторон, странница оставляет лицо и шею с ключицами, а так же локти, открытыми, в случае чего поднимая и стягивая воротник, оставляя между капюшоном и воротником щель для хитроватых глаз.

Лицо тёмной странницы сохранилось хорошо, но живым не выглядит: побледневшие, тонкие черты лица заострились, округлость лица утеряна, оранжевые влажные сонные глаза, с тёмными кругами под ними, трещины и тёмные прожилки на лице заметней почерневших веснушек, потрескавшиеся губы нередко покрашены в какой-нибудь нездоровый цвет речной тины или циановый, брови иногда заправляются под длинные и прямые, выцветшие русые волосы, как и пострадавшие от сухой гангрены уши нередко остаются без выхода из под капюшона.

После скуки, наиболее частая эмоция - ухмылка, сопровождаемая иногда подъёмом одного из уголков рта, удивление же обычно выражается подъёмом нижних и верхних век (что, помимо прочего, демонстрирует хорошую сохранность мимических мышц). В охоте и в бою, иногда лицо приобретает оживлённый вид, довольный и азартный вид, тускло светящиеся глаза вспыхивают ярче и краснее, и кровожаднее. Говорит нежить размеренно, сиплым, но голосом, иногда прицокнув на ином обороте речи. На крик Кале способна, но чаще прибегает, в случае чего, к нажиму или к более тихой и шипящей речи. Жесты, достаточно плавные, но нередко агрессивны, и могут вдруг стать резкими. Иногда трудно понять во время жеста, цапнет ли вас отрёкшаяся, или как-нибудь панибратски обнимет за плечо.

С недавних пор, половина зубов теперь железные, по внешности и функционалу максимально приближенные к выбитым при последней осаде Лордерона.

Характер

Кале, наверное, одно из воплощений флегматичности и унылого фатализма нежити. Её любимая реплика: "Всё - тлен", которая в "Воодушевляющем" варианте произносится громче и весёло-апатичным голосом. Для Кале не стоит вопрос, есть ли что-то вечное - смертно всё и во всём, и смысла в существовании нет - только ты определяешь смысл. Для себя, как для существующей и свободной вопреки, она решила: её роль - нести смерть и распад виновникам и беспорядочным разрушителям, поддержать оптимальный порядок, устрашать, и выполнять обещания данные когда-либо, остаться со Своими до конца, наносить законность, ну и забирать что заслужено.

На практике это выражается, как в низкой бытовой дисциплине, нерасторопности, вредности, подлости, в привычке язвить и дразнить, обсуждать вслух любой вопрос, так и приверженности к букве закона, к высокой боевой дисциплине, а так же хладнокровности, и целеустремлённости в конкретных задачах. Обычно, апатичная Кале нелепо выполняет какую-нибудь работу и скучающим голосом издевается над окружающими по очереди, но в бою: она переходит на отрывистую речь докладам и вполне конкретное стремление убивать, не скрывая кровожадности, но не теряя головы и выполняя поставленную задачу. При этом она вполне себе вдохновляется наличие боеспособного коллектива за спиной, когда он есть, и потому впадает в панику обычно не первой.

Отсутствие чёткой прижизненной памяти так же накладывает свой отпечаток.

Если, после падения Короля-Лича Кале была склонна оставлять ответственность за какие-то события на окружающих, не освобождая их от едких комментариев, то после падения Подгорода, она решила, что теряла долгие годы хватку, и посему стала чаще навязывать своё видение в решении боевых задач.

Способности

В Плети Кале, можно сказать, частично повезло. Изначально, двое некромантов, жадные до каждого трупа, организующие странные подразделения, сразу не поделили кому целиком достанется конкретный трофей, и, имея разные представления что же они хотят поднять, подняли с излишними расходами несознательную и почти полностью "промытую" марионетку без своих мыслей. Позже, у Кале (остальную часть имени, бывшая странница так и не вспомнила), начала пробуждаться сознанием, что порадовало одного из некромантов и тот сразу с группкой таких же "пробудившихся" устроил в свои отряды с дополнительными подготовками. В числе прочего, "Пробуждённые" следопыты действовали в Теневых Землях и выполняли задачи по разведке-диверсиям. Ему эксперименты вышли боком, так как половина выживших подопытных позже взбунтовалась.

Специализацией стали: разведка, стрельба, и самоподдерживающая общая магия (последнее вышло не шибко хорошо у странницы).

/* Длинно о коротком */
Сумеречное восприятие
Сумеречное восприятие
У нежити нередки проблемы восприятия, потому что предпринимаются попытки воспринимать "По старому". У другой нежити проблемы восприятия, потому что совсем не пытается воспринимать "Как раньше". Кале научена сочетать подходы в восприятии, что позволяет тёмной страннице иметь большую чуткость и скорость реакции, чем большинство вурдалаков и на равных сражаться с живыми и мёртвыми, потому заторможенность у нее, на самом деле, невысокая. Слишком шумные и яркие места отпугивают нежить-следопыта больше, чем темные и тихие, и особенности восприятия и подготовок сделали тёмного следопыта любительницей охотиться в сумерках. Полагается странница, на все чувства: и чувствует Тени, и поражённую порчей природу - как родное измерение, использует различные следопытские навыки и тактики. При этом интуитивная ассоциативная тема "тут что-то не так" из Плети всё ещё действует - Кале способна находить живых, как враждебные элементы, даже свободно прогуливаясь по якобы разведанной территории.
Если "Сумеречница" вас заметила, и вы всё равно ушли - вы имеете право себя похвалить.

В ходе различных разведок так же обнаружилось, что Кале замечает многих призраков и чувствует близость многих незамеченных. Легче всего контакт устанавливается с погибшими тёмными следопытами.

Знание мест и зверья
Знание мест и зверья
Говорят, что со своими летучими мышами, странница может общаться без слов, хотя сама она заверяет что питомцы говорят и называет это "Очень тонкой, высокой и тихой песней". Но это всё слухи с налётом мистики, а на практике Кале пришлось выучиться, так как многих питомцев она унаследовала от пары других павших тёмных следопытов, с которыми она сбежала однажды из Плети. Знание Лордеронского материка и местных обитателей таково, что случайно заблудиться Кале сможет там только в неадекватном состоянии и может в одиночку досаждать другим местным обитателям, при этом ещё собирая ресурсы. Знание Восточных Королевств и Нордскола позволяют выживать без проблем и пополнять запасы, если не идёт целенаправленная охота на Сумеречницу. А вот понимание других континентов и земель достаточно общее, и там Кале приходится именно что выживать, в случае одиночества и недружелюбных аборигенов, а ладит с чужими зверьми их далёких она весьма плохо.
Стрельба и броски
Стрельба и броски
Прижизненные навыки стрелкового уровня вышли, за годы посмертия, на новый уровень, и теперь Кале способна из лука застрелить кого-нибудь, кто вроде-бы и устойчив к атакам лучников. Полагаясь на баланс прицельных выстрелов, скорострельности, стараясь занять позицию получше, но не стесняясь их менять, применяя различные виды стрел - можно одним луком ликвидировать целую группу целей даже на ближней дистанции. Пристреливаться Сумеречница может на слух до сотни метров, а стрелять в прямой видимости прицельно и на полсотню метров. Метет кинжалы, гвозди и звёзды, и стреляет из другого оружия, тёмный следопыт несколько хуже, но расправится с призывником две недели держащий арбалет - может без особого риска, если заметит первой или арбалетчик не будет проявлять хорошего самообладания.

Стрельба не вызывает чувств в самом процессе у странницы, если ситуация боевая, но вот результат может иногда вывести из боевого транса.

Разбежаться и куда-то запрыгнуть или зацепиться - Кале тоже умеет. Порой бросать нужно не только стрелы...

Сосредоточение и кровожадность
Сосредоточение и кровожадность
Рукопашная выходит чаще оборонительная и на изматывание соперника, даже когда страннице откровенно хочется уже пустить врагу кровь. Быстрое вхождение в раж и чёткое понимание, что большое большинство всё же фехтует лучше и силы в удар могут вложить больше - делает ближний бой редко когда по настоящему желаемым. Как назло, поединки противники обычно преподчитают рукопашные, и потому Кале старается выводить их из себя едкими замечаниями.
Но знание анатомии разных рас, и привычка к убийствам и крови с прижизненных времён позволяют быстро и хладнокровно резать любого, кого половиной секунды ранее было решено всё же ликвидировать.

В стрельбе находить гармонию или полностью отрешаться проще.

Засада
Засада
Знание местности, камуфляжей, общих тактик, свой опыт пряток, ощущение момента. Бывает, что атаковав из засады и убив первым выстрелом кого-то, странница меньше чем за шестёрку секунд успевает произвести ещё один прицельный выстрел в другого врага. Прятаться когда тебе не надо дышать, есть, пить, и не так страшны перепады температур, и ты вполне можешь не чувствовать своего тела, и можешь избирательно какую-то часть тела заставить окоченеть - не так уж и сложно. Но опыт выжившей первую половину Третьей Войны син'дорай, которая уже пережила до этого Вторую - сильно вырос за годы существования нежитью и тренировкам вместе с ещё более закалёнными ветеранами. Кале в исключительных случаях может стать почти невидимой в тени, подготовившись заранее и используя магию, но куда чаще ей служит простое понимание места, углов обзора, и понимание заскрипит ли что в текущую погоду или которая намечается через половину дня. "Красиво - это когда ты можешь прятаться столько, чтобы разглядеть в округе домашнюю обстановку для себя".
Умения прятаться, со слов отрёкшейся, позволили ей пережить в своё время падение родной деревни и Луносвета, и пережить ещё несколько боёв. Связанное с навыками восприятие основанное на "Тёмном единстве мира", которое объясняется сумбурным рассказом на основе идеологии Забытой Тени смешанной с некромантией и пародией на друидизм. Обычно объяснение выходит очень странным, но страннице оно кажется здравым и естественным. Как-бы то ни было, а прятаться Кале реально умеет более-менее везде, но особенно хорошо получается в порченных Плетью лесах.
Понимание оружия и доспехов
Понимание оружия и доспехов
Арбалетами и ружьями, мечами, копьями и топорами, ножами и кинжалами - многому странница научилась пользоваться, даже своими руками и когтями она может оборвать жизнь. Но лук - это первое и последнее средство решения проблем. И хотя ловушки и метание ножей освоены тоже весьма хорошо. Любой предмет быстро воспринимается как оружие, по какому профилю, и лишь затем как что-то ещё.
Доспехи же, хоть странница предпочитает кожаные, но знает и как в кольчуге и с кирасой ходить, и даже как пользоваться полевой защитой от алхимических атак. Но если пониманию общих правил других бойцов тёмный следопыт может научить, то память по подгонке и ношению тяжёлых доспехов она уже не передаст, да и чем тяжелее - тем и ей сложнее оптимально пользоваться.
Боязнь Света и ментальной магии
Боязнь Света и ментальной магии
Как нежить, увлекающаяся тёмной магией, обычно недружественная паладинам, и отрёкшаяся первого поколения, Кале очень сильно не любит даже намёки на светлую магию или попытку чтения мыслей кроме как с помощью обычной психологии. Любые агрессивные действия в этом направлении на неё и её соратников - быстро вызывают враждебную реакцию или испуг. Если Кале всё же занимает освящённое место без расчёта на укрытие для союзных пользователей Света - Свет покинет это место.
Физически яркое освщение тоже не особо вызывает восторг: прятаться сложнее, заметить что-то сложнее, использовать теневую магию сложнее, наблюдать свет Солнца - и то сложнее.
Скрытность и выживание
Скрытность и выживание
Собирать всё, перекраивать и латать одежду и доспехи, добывать и готовить еду, лекарства и боеприпасы, и моющие средства - всё это было на неплохом уровне ещё при жизни. Навыки растут, а прихотливость - уменьшается, так что основной фокус развития у тёмного следопыта уходит на умение более качественного обыска и психологического влияния на всяких пройдох. Обычно, странница не испытывает проблем с выживанием, а яркий лагерный костёр в удалённом окружении кольев с головами - признак того что проблемы выживания возникли у других.
Магия теней и разложения, оккультизм...
Магия теней и разложения, оккультизм...
Примитивная магия тени и некромантии позволяет усилить маскировку, яды и зачарования, восприятие, заращивать раны иногда прямо на глазах, забирать у павших противников последние искры жизни, и выходить на связь с духами и самой порчей под ногами. Большинство заклинаний лишь вспомогательно поддерживают, заткнуть магию врагу удаётся лишь на пару мгновений и нечасто, выкачивание же жизни хорошо выходит лишь из слабого или беспомощного врага, чтобы поднять автоматона-скелета - нужна концентрация и ритуал (не говоря о преодолении брезгливости), а гипноз позволяет почти всегда лишь вызвать дискомфорт или рассеянность у того, кому и так комфорт и внимательность уже не помогут. Главная проблема магии Кале: несистемность и чисто интуитивный подход.

Магия у тёмной странницы скорее идёт от силы воли, а так же от осознанной веры в то, что именно так обязано мироздание сместиться под натиском воли существующего, в конкретном случае, а не иначе.

Ещё больше это усиливается эффектами и верой от разных своеобразных обычаев, которые выглядят дикарскими для отрёкшихся, примитивными для всяких древних аборигенов, и варварскими для живых людей. Живым редко такое нравится, потому рядом с ними сильно заметные ритуалы не проводятся, хотя присутствие других Отрёкшихся не вызывает обычно возражений. При этом, некроманты и подавители разумов истребляются, можно сказать, из-за этого не просто с усердием, но даже с "религиозным" пылом, и против них - магия работает чаще.

Вне зависимости от эффективности, странные ритуалы и условия повышают боевой дух Кале. Неважно, что ураган - важно, что стрела - счастливая-костяная.

Навыки и профессии

Охота - наша жизнь.

Кале знает охоту, и большинство смежных направлений. Тёмная странница путешествует относительно налегке, так как почти всегда всё что нужно - можно добыть в ближайшем лесу или забрать у дичи (к которой разумные расы тоже относятся). Выживание в лесу, мародёрство в селениях, шкуродёрство, кулинария (в едва-едва годном для живых уровне), кое-какое кожевничество, умение делать стрелы и луки, совсем простая магия, хорошая память на зверей, растения и грибы, умение оказать первую помощь - в походе тёмный следопыт не пропадёт, может даже чего-то больше добудет. Но всё же... Жаренный пудинг реально ядовитый получается, и исправляется он за раз только на 1 ингредиент (например, добавлением меньшего числа волчьих ягод) - берегитесь кулинарии, если вы живой и слабый на живот! Навыки медицины могут не позволить живому союзнику умереть, но вряд-ли Кале может вылечить, отчасти это идёт от навыков полевого палача.

Инвентарь

Лук, колчан со стрелами, чёрный короткий меч, топор-колун какого-то маньяка-головореза, набор ножей и кинжалов, ну и по мелочи для жизни в лагере и оказания первой помощи. Если со снабжением повезло - могут быть с собой специи и материалы для хороших стрел. Странница обычно не нагружает себя. Если не считать какую-нибудь книжку, вроде издания-перевода "Тёмной стороны лозоплетения", и ожерелья с перьями ворон, воронов и ястребиных сов и ухом летучей мыши в кармане.

/* Поимённо о заметном */
Лук
Лук
- конечно же у странницы с собой. "Мой лук всегда со мной", может, и не значит что он всегда буквально рядом, но даже по Подгороду в "Повседневной" мантии Кале ходит с луком. Прозвище лук может менять, в зависимости от количества промахов "Сумеречницы", но чаще всего она обзывала его "Ловец Душ".
И за этим именем не кроется особой мистики: прострелили тебе колено - куда уйдёшь? Или застрелили тебя - некромант душу твою забрал. Душа в твоём теле пока ты жив - ну так всё...

Имя и внешность, как и функционал - наследственное у луков.
Первый образец был убит незадолго до смерти самой Кале.
После её смерти, Плеть сделала внешне полную копию, но "Без души", которая впрочем "Возникла" как и в любом индивидуальном оружии которым постоянно пользуются. Второй лук погиб с почти погибшей хозяйкой во время штурма цитадели Ледяной Короны, перерубленный скелетом из Плети.
Третий лук служит до сих пор. Сумрачность мысли владелицы заставило дерево последнего изогнутого и симметричного лука почти ростом со ссутулившуюся странницу потемнеть, начать излучать холод коснувшейся руке, а тьму клубится у сфер, покрыться несветящимися символами почти по всей длине - стать таким же как и предшественники. Недавно был оставлен в Приюте Стрелка
Теперь же на руках лук сделанный другим тёмным следопытом. Кале его то украшает мелочёвкой, то очищает, но новинка по габаритам и силе натяжения не особо отличается от предшественников.
Начальная скорость выпущенной стрелы обычно равняется 56 м/с, и летит вплоть до 723 метров максимум, и на излёте этой дистанции глубоко впиваясь в человека.

Чёрный клинок
Чёрный клинок
Он именно что Чёрный, но не по цвету, ведь лезвие клинка бледно-серое, а эфес - тёмно-серое, он чёрный по своему нраву. Когда следопыт была ещё бездумной марионеткой Плети, она как-то раз нашла в руинах уничтоженного поселения этот короткий, прямой, обоюдоострый и острый меч. Почему меч не изъяли тогда у нее - Кале не знает. Когда клинок бесшумно извлекается из ножен - обычно намерения кого-то убить становятся сильнее. Зловещее присутствие зачарованного отравленного меча чувствуют рано или поздно все стоящие вплотную, а те кто жив и не убивал себе подобного - могут ощутить тихую злобу оружия не касаясь. Говорят, что оружие калечит даже призраков, превращая с шипением их внутренности в серую пену и поглощая энергию. Так же говорят, что когда группа отрёкшихся атаковали аватару Шадры - там мелькнул и этот меч. Он не тронет владельца, но чувство уюта это не даст. Когда клинок в ножнах - меч "Дремлет" и не излучает угрозы. Но кроме раздражения и отравления - никаких особых чудес, особенно в глазах... пандаренов. Несмотря на это всё, меч опасен не столько чарами и ядом (на практике - не самыми сильными), сколько просто как меч.
В последнее время клинок сбавил ядовитости ещё больше, объяснения этому Кале пока не подобрала достоверного, а в условиях перебоев снабжения не спешит лишний раз отравлять его сама.
Воющий ятаган
Воющий ятаган
Однажды, в Седых холмах, объединённый отряд Орды дрался в ближнем бою с дикими воргенами (прислуживающими тени Аругала), и в ходе этой битвы, когда кинжал был выбит, меч застрял, Кале схватила ятаган павшего рядом орка Песни Войны, и этим ятаганом перерубила половину выживших к тому моменту атакующих воргенов, забыв об обороне за свистом и воем. Свистящий при взмахе, длинный (по меркам сутулой нежити-эльфа) ятаган остался Кале, а вот скимитар того орка остался вне её цепких рук (впрочем, не вызвав сожалений этим фактом). Он показал себя очень надёжным оружием, рубящим нерубов, рубящим даже дрова, и чьим эфесом в поединке можно сломать кому-нибудь нос. Используется обычно только в штурмовых операциях, из-за свиста и габаритов.
Затерян на одной из высоких башен руин Лордерона.
Топор Маньячки
Топор Маньячки
Одноручный топор/колун заточенный так, что Борода у него вогнутая, а Палец и Пятка выглядят как перпендикулярные рукоятке наконечники. Украшен позвонками убитых буйных врагов в районе Приклада/Головы, и украшен иногда перьями или даже вороньим черепом (натуральным, мелким) в районе Глаза.
Достался, по слухам, за свершённую за кого-то месть. Странница любит его пускать в ход чаще меча и ятагана вместе взятых, хотя-бы потому что дрова рубить для костра предпочитает им.
Еще во время войны в Нордсколе, вместо него был колун для дров - в быту, меч или кинжал - в бою.
Колчан для стрел
Колчан для стрел
Заспинный колчан, сделан из человеческих костей и насыщенной магии кожи тёмного дракондора. В потрёпаном виде и без костей перешёл в Плеть за хозяйкой, где отремонтирован, потемнел ещё больше, поплотнел, и заменил немногочисленные деревянные элементы более многочисленными костяными. Выглядит так, будто странная вытянутая грудная клетка обтянутая изнутри тёмной кожей, но при ремонте иногда покрывается дублённой "Свежатинкой" покрашенной в красный цвет (что, по замыслу тёмной странницы должно издалека выглядеть как свежесорванная живая кожа). Вмещает, оптимально, 19 стрел.
Двухсторонний плащ с капюшоном
Двухсторонний плащ с капюшоном
Двухсторонний-двухцветный большой плащ, с тёмно-зелёной стороной и просто очень тёмно-неопределённого. Неопределённость усиливают чары, которые на несколько тонов способны поменять разные участки плаща, из-за чего засевший в тени надолго и приложивший немного магии тёмный следопыт может слиться с местностью достаточно сильно. Плащ тёплым не назовёшь, как и продуваемым, но нежить не особо интересуют климатические особенности плаща (хотя, в Ледяной Короне были случаи-исключения).
Недавно заменён аналогом, который более водоотталкивающий. В морских и приморских операциях вместо него иногда используется альтернативный плащ, знакомый жителям Гилнеаса и Кул-Тираса, но укороченный в подоле и сероватого цвета.

Набор кинжалов, рожка и свитка-черепа, верёвок и капканов, дротики к духовой трубке, "Кошку", материалы и инструменты для создания стрел, провиант и медикаменты, нитки и тетивы с ремешками - обойдём в большом описании, так как велико разнообразие расходного материала, что выполнят функцию в лагере и на задании того, с чем не справится что-то наверху. Но невелико их число. За исключением кинжала, остального может и не быть с собой.

Родственники

Кале не помнит даже своё полное имя, что уж говорить о родственниках. Родственников ей заменили однополчане-отрёкшиеся, с которыми она сбежала из Плети, и с которыми воевала против Короля-Лича. В перспективу встретить кого-то, кого помнит по жизни - странница-нежить не особо верит. Особенно когда опознала, что успела в рядах Плети лично убить пару коллег и одного родственника. При этом, тёмный следопыт весьма ревниво относится к факту пополнения рядов Отрёкшихся, и к опознанным как новички - весьма надоедливо пристаёт.

Питомцы

Питомцев у Кале сколько-бы ни было - с собой редко даже двоих возьмёт. Но это компенсируется тем, что ведь можно попробовать поднять или подчинить неживого зверя, или даже попросить поддержки у порченного духа...

Чаще всего, естественно, "Сумеречницу" окружают большие летучие мыши-вампиры и вороны, хотя чумные псы и пауки тоже нередкие спутники. В последнее время слегка обострились бытовые конфликты, потому что Кале упорно считает северо-западную территорию руин Лордерона охотничьими угодьями своих нетопырей, что иногда приводит к их нападению на некрупных птиц других охотников. После потери Подгорода бытовые конфликты вокруг места, условий отдыха и пропитания питомцев, - не поспособствовали оседлому образу жизни ни в Оргриммаре, ни в Альтераке.

Вообще-то у питомцев "Сумеречницы" нет имён, они просто не нужны, но чтобы другим было проще, она раздаёт им какие-нибудь нелепые имена. Особо внимательные могут приметить и то, что одинаковые имена могут не просто даваться "в наследство", но даже принадлежать нескольким представителям одного вида.

"Мышьяк" - не самый крупный представитель больших сумеречниц-вампиров из Тирисфальских лесов. Ближайший "Приятель" Кале, получивший прозвище отчасти за свирепость против других зверей-сумеречниц и за устойчивость ко всякого рода отраве. Весьма прожорлив, но зато в скрытности и выносливости тоже выделяется.

"Чёрные Когти" - тёмношкурный очень большой моровой нетопырь из Призрачных Земель. Примечателен сильными перепадами активности, и просто невероятно пронзительно громким и противным затяжным писком, с которым вылетает догонять какую-нибудь добычу. Гладить его не рекомендуют из-за заразности, но вам скорее и так не захочется...

Бурыкрыл - бурый представитель из чумных лесов, который имеет очень приличный размах крыльев и малую тушу, при больших ушах и весьма острой щетине. Довольно уравновешен, и занимается чаще разведкой за разведчиками - служит посредником между хозяйкой и дальними стаями летучих питомцев, из-за чего Кале может отслеживать недостаточно спрятавшихся людей за десятки километров, даже не имея рядом с собой их следы. Понятное дело, что Бурыкрыла часто обзывают Бурекрылом, но не сказать что-бы это было неправильно или кого-то волновало.

Следопыт - более-менее здоровый (во всех смыслах) мастиф, найденный Кале в своих странствиях. Отличается крайней спокойностью и упрямством в быту, и пылкой и негромкой свирепостью в охоте. Пожалуй, меньше всего похож на хозяйку, в хорошем смысле слова. В отличии от прочих питомцев, примечателен тем, что хорошо ладит с некоторыми живыми (по крайней мере из тех, кого хозяйка воспринимает невраждебно).

Цепкое вороньё - стая из пяти птиц, которые совершенно самостоятельно преследуют Кале. Падаль, которую намеренно или просто по совпадению, оставляет странница им - кажется уже достаточной платой. После попыток отделаться от них, а потом попыток извлечь из них толк, Кале смогла понять три занятных факта: вороны могут нападать на её живых противников по указанию, они очень умные вороны, они могут встретиться и в Тёмных Землях... Впрочем, почту именно им теперь и перепоручили.

Стая мелких летучих мышей - спустя годы, Кале наконец приручила питомцев ещё в едва "Осознанном" состоянии слушаться её, хорошо грызть противника, и действовать по дерзкой (но осторожной) тактике стайкой. Успехи не только боевые, но и по переноски переполненной кружки с горячим ихором по воздуху. Благодаря этому, Кале теперь гоняет одну пятёрку птиц, если те её достают. Хоть смолоду будущих питомцев обучать приходилось и раньше, по практическую пользу в быту из них стало получаться получать лишь недавно, и Кале сделала вывод, что нетопыри постепенно умнеют.

Малый крог - найденный в Назмире зверь с два эльфийских кулака. Предостережения и прочие опасения пары троллей перед маленьким, плотоядным гладкокожим зубастиком - не вызвали идеи отказаться от мелкого, наземного (что гораздо реже случается), хищника. В конце концов, когда и так встречаются тролли на стороне Зандалара с мелкими крогами - что может пойти не так? Как и живым питомцам, крогу перепадает относительно чистая и здоровая пища, преимущественно мясная, а сам он дрессируется иногда на внимательность, но чаще тренировки кончаются попыткой предупредительно оттяпать палец новой хозяйки. Всегда выглядит слегка сердитым.

Верования

Моя единственная сила, позволяющая изменять мир - моё упорство.

- что на самом деле в начале сказал первый просветитель для Кале (впрочем, впоследствии сообщивший и другие идеи).

Утратившая смысл существования и многих знакомых, лишённая прошлого, иногда всё же мучимая своей нежизнью, Кале почувствовала силу и покой в речах философов Забытой Тени, и проникалась к ним уважением, и кое-что вынесла в прикладной магии из их советов.

Так как любая правда рушится под весом открытий, Кале не стала буквоедствовать, и вынесла немного свои выводы из речей философов, не боясь показаться кому-либо "Еретичкой".

Мир - проекция воли сознаний.
Моё тело распадается - это не хорошо, но и не плохо.
Моя жизнь идёт не от тела - от воли.
Воля - основа душ. Воля - это сила.
Души - частицы чего-то высшего и меня.
Я - осознаваемая этим разумом часть восходящей сути, часть души.
Мы - единство душ, Большая душа.
Интуиция - сила вне прямого контроля.
Все живые - мелкие боги, части сознания мира, который существует по воле живущих. В мире есть доминантные личности, и я встану в их число.
Смерть и нежизнь - лишь испытание, которое надо преодолеть и начать использовать на себя.
Всё умрёт, но цикл не закончится.

Когда кого-то реально надо приободрить, без пассажей, Кале обычно прибегает к пересказу догм Забытой Тени, заключающиеся в уважении, упорстве и силе.

Так же замечены различные странные и кровожадные тёмные ритуалы, В частности, различные способы добивания, питьё крови, украшение доспехов костями, добавления мха в костёр, сжигание голов выложенных в круг внутри очага или на кольях, чёрно-белая раскраска лица время от времени, и многие другие менее наглядные - всё это идёт от странного "Супа" обычаев какого-то отряда эльфийских странников, слишком своевольных охотников Плети, и различных частей культуры Отрёкшихся. За каждым варварским или пустяково-бытовым действием кроется история, потому тёмную странницу вряд-ли удастся отучить от странных ритуалов.

Если под угрозой оказывается жрец Забытых Теней - Кале скорее всего рискнёт, чтобы огородить его от большого урона или гибели.

Знание языков

У некромантов-перфекционистов, в конце концов, для "12-1-13-6-101-10-7-21-13-5" определили роль разведчика. Разведчик должен знать своих и врагов, а во врагах у Плети - весь мир. Процедура "Познания" большую часть времени была форсированна и болезненна, потому освободившись от власти Плети, почти все знания о большинстве языков тут же прекратили осознаваться разумом.

Лучше всего сохранились знания наиболее используемых языков:
Таллассийский Кале знает хорошо даже по эльфийским меркам. Почему - тёмная странница не помнит. Впрочем, изучив таллассийскую литературу 4-вековой давности, отметила, что она смутно знакома.

Наречие нежити и всеобщий имеют Андоральский акцент, связанно это скорее с тем, что в Плети местными повелителями были тузадины родом из этого города.
Часто используется специфический диалект при общении с другими темными следопытами, когда что-то сообщать приходится прямо сейчас, но не предназначеное для простых отрекшихся 2 поколения, что звучит как весьма шустро произносимая смесь таллассийского, всеобщего, низкого всеобщего, и обрывки диалектов Плети и Отрёкшихся. Впрочем, без необходимости общаясь с другими тёмными следопытами на том же языке, на котором они остановились в последней реплике, не считая цитирования.

Знание архаичной формы языка ночных эльфов позволяет как-то понимать дарнасский. У Кале осталась старая кожаная лента с серебряными буквами на этом языке, продублированные серебром же на талласийском, на которой написанно "Лунный Отряд", и которую она носит напоказ при параде и на годовщине освобождения от власти Плети. Но, тем не менее, архаичность формы языка не позволяет общаться на "Дарнасском" полноценно, и понимать его, даже без неологизмов - всё равно ещё сложно.

Орочий выучила до высадки в Нордсколе, но долго по ряду причин не могла избавится от сильного акцента в, казалось бы, простом языке, выучила без акцента лишь к середине войны с Легионом, но иногда снова сбивается и смягчает и приглушает.

Но кое-что осталось и от общей программы, потому языки на неком совсем поверхностном уровне тёмной странницей улавливаются. Вопрос "Что вы будете есть" или "Это наш приятель" уж отличит от "Я убью и съем тебя" и "Это чужак". Если Сумеречница долго ни с кем не разговаривает, она "переходит" на наречие Отрёкшихся, потому в начале диалога может проявлять медлительность и осложнения с речью. С относительно нейтральными незнакомцами или невиданной ранее расой пытается заговорить на Всеобщем.

Хронология

Биография Кале "Сумеречницы" не слишком отличается от биографии везучего ветерана 1 поколения Отрёкшихся.

/* По некоторым свидетельствам */
~ 22 год после открытия тёмного портала. - Среди сил син'дорай, что собираются у Даларана, есть отстающие боевые группы. В схватках с Плетью, такие группы несут потери среди всех родов войск.

23 год. - Кале осознаёт себя. Склонный к прогрессу и созданию автономных войск, начальствующий некромант перераспределяет очередную более-менее разумную прислужницу. В конце-концов, бывшая странница действует с отрядом других бывших эльфов-странников.

~23-24 год. - Отдалённые от основных источников власти Плети, навоевавшиеся с себе подобными из отрёкшихся, выявившие догматические несоответствия, преследуемые тенями самих себя, некоторые отрядники поднимают мятеж, как раз во время отказа многих систем контроля и защиты из-за промашки аколита и диверсии отрёкшихся. Выжившие мятежники неорганизованно сбегают в чумные леса.

Середина 24 года. - Кале появляется вблизи одного из аванпостов отрёкшихся, с поднятыми руками, сдаваясь и желая присоединиться к мстящим Плети живым мертвецам. Из своей мятежной группировки, она оказывается не первая такая, и не последняя.

25 год. - Во время нашествия Плети, ассимилированные перебежчики показывают преданность и высокие навыки. ловушки Кале сделали личный тактический и технологический прорыв. Образовалась артель "Сумеречные Охотники", специализирующихся на диверсии и терроре, защищающие башни западной половины руин Лордерона, и разместившие схроны и стоянки между озёрами Ясноводным, Тихим и Лордамером, но позднее направляемые и в дальние земли.

26 год. - Участвует в походе в Почерневшем лесу, как называли Отрёкшиеся Призрачные Земли. Мотивированная желанием быть полезной, любопытством и желанием узнать "Этих эльфов". Основной деятельностью становится исследование руин Солнечной Короны, и зачистка основных бездорожных троп от Плети.
По недавно исчезнувшим свидетельствам, Кале переходила Тёмный портал с группой аптекарей, которых позже видели идущими в сторону Зангартопи. Замечены проявления навыков дистанционного некрокинеза.

27 год. - Отряд с Кале высаживается в Нордсколе в глубоком тылу, в Ревущем Фьорде. Пока отряд двигался через пустую деревню, он попал в засаду пробудившихся врайкулов. Выжившая часть отряда отступила и перегруппировалась в лесах, затем взяла деревню и сожгла. Позже, вновь собранный отряд из тёмных следопытов, в котором Кале числилась, участвовали в ряде операций, по слухам даже побывав в глубинах царств нерубов. Во время штурма Цитадели Ледяной Короны, общую группировку штурмовиков на том фронте вёл Траг Высокогорец. Несмотря на относительный успех, большая часть выживших получила тяжёлые потери. Кале практически лишилась половины тела, но её старые знакомые распорядились её и своими сбережениями, и уговорили аптекарей вернуть странницу в состояние "Как было" (мнение почти бесознательной Кале - никто не спрашивал). Лечение всё равно вышло, в некотором роде, в долг (особенно для пациентке), который потом два года отрабатывалось. Так же она спала лучше взаимодействовать с летучими мышами и оказывать себе медицинскую помощь.

28 год. - Только восстановленную и снова начавшую действовать без присмотра Кале распределили в Новоподгородский Ударный Батальон. Один из командиров имел зуб на Кале, но при этом понёс потери офицерского состава, потому назначил её на роль командира едва-едва обученных призывников в количестве пяти десятков. В ходе кампании в Серебряном бору, живых подчинённых в итоге осталось четверо, и те - оказались сразу и физически раненными, и в психических боевых потерях. Половина потерь была понесена при попытке взять деревню Погребальных Костров. Больше командование Кале не поручали, хотя подчинённые и почти всегда посмертно выполняли планы. Затем её снова перераспределили в следопытские соединения.

Помимо прочего, тёмного следопыта видели ещё и на Сумеречном Нагорье, как среди мародёров покинутых дворфийских деревень, так и среди штурмующих внешние рубежи Сумеречного Бастиона. Кале начинает заметно лучше действовать не проклятых земель, и стала хорошо прятаться даже за пределами зачумлённых территорий.

30 год. - В Пандарии есть упоминания о "Сумеречнице" и других её собратьев по оружию, впервые найденные среди раненных и оставленных в деревне Медовой Росы. Но отдельные пандарены по всей Пандарии припоминают бледнолицых в тёмно-зелёных плащах и с незрячими глазами. Истории те были полны разных штампов, вроде встречи с ша, с мадам Гойей, обменом историй с пандаренами в желтом, и в хождениях по воде и руинам могу. Столкновения с Ша позволили очередной раз переосмыслить свою мотивацию, и укрепили под итог волю Отрёкшейся.

В Осаде Оргриммара отряд тёмных следопытов не участвовал, как говорят, занимаясь поиском и ликвидацией наименее лояльных "Орде" (практически любой) кор'кронцев и просто мятежных ордынских головорезов. Эта охота не несла себе много чести из-за бестолковости большинства жертв. Говорят так же, что некоторые агенты Альянса в тот период тоже исчезли из Пандарии и видимости, и больше не появлялись. Странница как-то проболталась: "Пандарию мы покоряли как большой лес: сперва мы всё осмотрели, а потом поохотились на других охотников."

Дальнейшие упоминания в официальных источниках указывают на участие в высадке на Расколотом Берегу, и в числе отступивших с берега. Видели странницу как в Приюте Стрелка, так, например, и в Оке Азшары после отбития Приливного Камня. Практически, Кале вновь объехала весь Азерот по заданиям. Однако ее вид малоприятен сурамарцам, ввиду терроризма наводимого в их городе. Техники подавления магии были заметно усилены к концу войны с Легионом. На Аргусе тёмной страннице быть - не приходилось, зато она успела побывать в разных землях, от Тернистой Долины до Зимних Ключей, от Жутких Пустошей и до Зул'драка, везде успев побороться с Легионом.

В Войне Шипов, артель где была Кале - шла впереди армии и зачищала селения, попутно развешивая тела жителей с нетронутыми лицами на их же домах, пощадив только заблудившехся детей (оставив их лесным зверям, определив как недостойную добычу что будет сеять среди своих страх), и забрав из поселений всё лёгкое оружие, на переходах между целями. Так же она отравляла лунные колодцы осквернённой кровью ночных эльфов, сносила идолы Элуны, красила в чёрное изображения лун, и участвовала в передовых битвах идущей с юга армии, расстреливая, разведывая, разоряя, сжигая останки древней и эльфов. Когда сгорел Тельдрассил, ей казалось что с ночными эльфами покончено, и они не осмелятся лезть ни к другим эльфам, ни к Отрёкшимся, ни к оркам, и какое-то время после этого стычки с ними воспринимались как отчаяние, а не тяга к мести.

Об перемещениях во время битвы за Лордерон было известно немногое, но другие тёмные следопыты могут знать об попытках диверсии и ликвидации офицеров подступающей осаждающей армии, до штурма. Потеря города, принесло осознание, что Подгород - реально был домом все эти годы.

Фракции

Отрёкшиеся - Особо в пояснениях не нуждается. Лордеронец вы, или бывший эльф, все ставшие Отрёкшимися - свои. К покинувшим ряды отношение прохладнее, но ещё скорее благожелательно, если покинувший не является "Предателем". Точные критерии "Предательства" не разглашаются, "Во избежание махинаций". Считала себя защитницей мирного населения и уважала представителей всех легальных сословий.
Но теперь реже говорит о себе, как о защитнице, и с явным недобрым подозрением относится с некромантам и к светлым жрицам.

Орда - Союзникам тоже нужна иногда помощь. Боятся их нет смысла, но они другие. С годами отношение с ордынцами окрепли, но усилилась внеделовая привычка совать нос в дела "Дальних Родственников-по-Ремеслу", вроде Странников, Охотников за Головами, Теневых Охотников, агентов Изувеченной Длани, и разных патрульных.

"Незримый Путь" - Союзники и коллеги по ремеслу. Отношения деловые, но позволяют в иной раз по-новому взглянуть и на старых врагов. Скорее всего, союз долго не проживёт, но что в меняющемся мире вечно? С начала Войны Шипов она поставила целью перебить всех бывших коллег, что вступили в новую Войну Альянса и Орды на стороне Синих знамён. Особенно после потери Подгорода.

Места пребывания

Когда Отрёкшиеся идут на войну целой армией, или когда Сильване нужно, чтобы множество агентов открыло ей путь - в числе тёмных следопытов можно найти "Сумеречницу", которая выделяется скорее сутулостью, нежели чем-либо еще. Наиболее частый способ, каким падшую странницу используют - указывают задачу или "Область Охоты", дают начальные припасы, отпускают выполнять задание. Другие способы применения тоже нередки, тем не менее.

Когда затишье затягивается - "Сумеречницу" отпускают. Иногда она возвращается на руины деревни Солнечной Короны в Почерневшем лесу (в Призрачных Землях), ведомая своими обрывками памяти, и чувствующая себя в проклятом лесу и среди руин дома счастливо. На син'дорай и кель'дорай она там не нападает, даже если они в накидке Серебряного Союза, по крайней мере, пока они не начнут воевать с живыми или использовать некромантию, или просто заниматься вандализмом.

В Подгороде в прошлом, следопыт чаще всего была в областях Каналов или на башнях руин Лордерона, отчасти из-за любви к простору. Не особо жалующая рас, от которых " приходили враждебные чужаки

Прозвища, звания и титулы

Сумеречница - это прозвище имеет полузабытое для Кале происхождение. Впрочем, сейчас чаще этим прозвищем пытаются обозначить схожесть неких манер с крупными летучими мышами Тирисфаля и Почерневшего лесов, или просто потому что знакомые отрёкшиеся так ещё называют.

Кровопийца - за манеру устраивать кровопускания свежеубитым и пить их кровь. Хотя может и потому, что Кале многих достаёт своим поведением, особенно новобранцев. За поеданием плоти разумных рас, Кале не видели, да и сама она резко против "Вурдалачьего трупоедства" вплоть до рукоприкладства к новобранцам.

Отношения

Отношения Кале делится на: "Я", "Мы", "Они", "Враги". В категорию "Мы", как в философскую, попадают только Отрёкшиеся. В "Они" - все остальные. Со "Врагами" (куда попасть несложно) разумный разговор возможен только на допросе (большинство врагов с допроса живыми не уходили). Впрочем, это большой социальный прогресс, поскольку, только вступив в ряды Отрёкшихся, у Кале была привычка готовиться к атаке при виде любого представителя иной расы, а то и буквально нападать на них. Сейчас же, "Сумеречница" даже может поддержать разговор, без неудобных для живых тем.

Эхо прошлого и культура Отрёкшихся во многом облагородили тёмного следопыта, потому предпочитает она воевать с вооружённым врагом, не сваливать свои обязанности на других, и уважает посмертную волю.

Из-за последнего пункта, у Кале была стойкая неприязнь к Валь'кирам, и при праве выбора - она выбирать действие там, где их нет. Однако, несколько раз пересекаясь с Валарьярами во время атак Легиона, она увидела Валь'кир в другом свете, нежели обычно, и пришла к выводу, что Валь'киры при Сильване - просто порченые Плетью изначально благородные спасительницы, и наконец смогла смириться с их пребыванием в рядах Отрёкшихся.

/* Есть отдельные оценки по расам, высказываемые иногда тёмной странницей. Но как-бы ни было, дело - превыше всего. При этом, если кто-то по повадкам и одежде совсем не вписывается в свою расу - отношение будет другим */
Отрёкшиеся - стали родными для Кале. Сама она, тем не менее, утверждает, что с ними её держит только присяга верховному генералу следопытов и ничего более, но в любой разборке без возможности мира и нейтралитета, тёмный следопыт быстро присоединяется к Отрёкшимся.

/* Но среди своего народа тоже есть заморочки */
Кале делит Отрёкшихся на два поколения:
1. - Это те кто покинули Плеть сами, воевали в Нордсколе, и сами добились признания в мире.
2. - "Смазка для мечей". Бестолковые и слабовольные, плохо знающие принципы нации, подлы и недисциплинированны, висящие на шее у 1 поколения и едва справляющиеся даже с простыми заданиями.
Но каким-бы не было поколение, перед внешним угнетением, странница будет защищать их с неразличимым извне усердием.
Ведь все они - Отрёкшиеся.

По неизвестным широкому кругу причинам, после одной поездки в Арати, Кале стала более угрюмой и менее терпимой ко второму поколению и некромантам, всячески находя повод для "Офицальных проверок безопасности" и банальных издевательств, хотя повысился интерес и к гражданским лицам с положительной стороны. "Будь осторожнее, у нас много врагов..." стало слышится чаще и вставляться иногда не особо к месту.

Появление тёмных следопытов-ночных эльфов сломало шаблом мировосприятия Кале так же сильно, как и Валь'киры в рядах Отрёкшихся в своё время. Отношение к данному явлению она ещё не определила, но склонна держать буйное негодование при себе, ценя авторитет Тёмной Госпожи. Но критиковать в кругу бывших кель'дорай и бывших син'дорай новое поколение - это нисколько не мешает.

Орда -

Мы разные, но у нас общие враги.

Орки, таурены, пандарены. - "Любители природы и подраться", которые теперь хоть и союзники, но не друзья. Их культура не вызывает негатива у тёмной странницы, но выглядит отчуждённо и непонятно. Мотивы большинства таких союзников всегда выглядели странными для неё.

Тролли и гоблины. - С теми, с кем не идёт война, идут неплохие деловые отношения. Хоть они и совсем другие, они очень хорошо идут на контакт и нередко без слов понимают чего нежить от них хочет. Полный понимания и взаимной выгоды союз корыстных рас - в представлении Кале - это гармония и хороший союз.

Син'дорай. - Тёмная странница когда-то была син'дорай, в начале преобразования нации. Но даже о том периоде у неё остались только обрывки воспоминаний, и больше Кале себя син'дорай не считает. Эльфы крови - это другой народ. Но у Отрёкшихся и Детей Крови немало общего, и конкретно у Кале с ними, потому если кто-то во всём мире и может стать союзником для Отрёкшегося - это будет син'дорай.

Люди, дворфы, высшие эльфы и гномы. - Охотилась раньше - охотится и сейчас. Разговаривать с представителями этих рас, для тёмного следопыта, в подавляющем большинстве удаётся в качестве дознавателя военнопленных (в плен она сама редко кого берёт, ввиду "Гуманности"), или просто с подвешенной вниз головой пойманной добычей. Гастрономически, кровь этих созданий считается "Сумеречницей" (да и ещё питомцами, в большинстве) самой вкусной. Смутные воспоминания порой мелькают относительно какого-то общего прошлого, но убийственности и жестокости действий это не умоляет. Хотя с нейтральными представителями диалог возможен, но они всегда воспринимаются как потенциальные предатели.

С высшими эльфами, уровень жестокости скорее даже сознательный, ибо эльфы крови много что успели "Хорошего" рассказать об этих "Ренегатах". Всё более частые стычки привели к тому, что высший эльф поднимающий оружие за городом в сторону Кале скорее всего будет целью мгновенной ликвидации без предупреждения.

Серебряный Авангард из числа паладинов - "В любом паршивом стаде есть нормальный баран". Конечно, целое "Стадо отборных хороших баранов" воспринимается как положительное, но всё ещё тревожное явление. Но если паладин не из Орды и не из Авангарда - Кале даже не попытается его пощадить или просто опустить оружие, так что отношение к Авангарду у неё достаточно "Дружелюбное".

Гилнеас и разумные воргены. - Если дикие воргены - это как чумные псы, только умнее и сильнее, и живее, то разумные - это особый вид достойного врага. Когда Кале ходила по руинам гилнеаских селений, ей очень понравилась их архитектура и некоторые виды одежды, она даже теперь срезает высокий воротник с одежды того или иного трупа и пришивает иногда к своей одежде. Жители же Гилнеаса показали упрямство и вредность, отдалённо родственную, и при этом показали себя достойными врагами и конкурентами в лесах, потому из всех врагов - при прочих равных условиях - житель Гилнеаса будет избранным. Ярость и азарт, злость и радость от битвы с разумным воргеном из Гилнеаса мало что может превзойти, не считая чистой ненависти к Плети и Легиону. Изначально война с ними воспринималась как печальное политическое стечение обстоятельств, не особо отдалённых народов, но за годы счета поднакопились.

Ночные эльфы. - Считая сумеречное время суток своим, как и леса, в которых она начала действовать, Кале испытывает своеобразную "Профессиональную ревность" к ночным эльфам занимающимся тем же самым, даже большую, чем к высшим эльфам из Альянса. Ну а ещё ей не нравятся леса этих эльфов, потому рубить траву и травить зверей на глазах у "Хозяев леса" - стандартное развлечение в Калимдоре. И даже в общих отрядах против Легиона, она всячески пытается "Вытеснить" любого ночного эльфа, как из боевой группировки, так и вообще... В битве же это превращается в злость и чувство конкуренции. Впрочем, при конфликте с другими Отрёкшимися, она иногда тихо издевается, сравнивая их веру без качественных действий в Сильвану - пародией на поклонников некой Элуны. Что ещё забавней, её ровно такое же сравнение сильно оскорбляет. Если испортить жизнь ночному эльфу разрешено - жизнь ночному эльфу будет испорчена. Во время Войны Шипов, Кале решила им припомнить всё, что они делали против живых и мёртвых эльфов в Восточных Королевствах.

Дренеи. - С ними странница почти не воевала. И этому скорее очень рада. Дренеи, со своим безумным взглядом на мир и магией света, демонической внешностью, и сильной поддержкой других "Светанутых" - выглядят почти ровней демонам Пылающего Легиона, вызывая страх и неприязнь на всех уровнях, как и желание избавиться от них, если они рядом. Ни одного дренея в плен, даже на короткое время, Кале не брала, и не потому что возможности не было.

Озарённые ею воспринимались, примерно как и Серебряный Авангард, но когда она обнаружила их в наступающих войсках, сделала вывод: все дренеи, вне зависимости от природы сил и фракции - демоны, и должны быть уничтожены как раса подчистую во всей великой запредельной тьме, и в Азероте частности.

Плеть.

Ну что, померяемся силами, "Брат"?!

Самые близкие противники - самые ненавидимые. Бывшая семья - презираемые чудовища. Неприязнь к Плети у Кале - как и у большинства 1-го поколения Отрёкшихся - глубоко личная и трогающая почти все чувства. Можно сказать, "Сумеречница" живёт, чтобы умереть последней, затолкнув в небытие всю Плеть. Союзники пытающиеся промывать мозги своим же - почти всегда зачисляются в эту категорию, что может привести к попытке полевой казни. Что же является промывкой мозгов, а что хитростью, и что именно подсказкой как жить, - тема очень тонкая и серьёзная, о которой Кале готова философствовать часами, но не потому что тема ей нравится, а потому что считает её очень важной в вопросе, чем же она, тёмные следопыты, Отрёкшиеся, по отдельности и вместе, отличаются от Плети. не склонная мучить просто так, и брезгливо относящаяся к концепции взятия в Плен, Кале делает кровожадное исключение для сознательных агентов Плети.

Пылающий Легион - с ними нет близости, которая есть даже с живыми представителями рас Азерота, и они основали Плеть. Потому просто, от чистой злобы и желания защититься, уничтожаются без всяких колебаний и каких-то особых чувств.

Неразвращённые, Рыцари Чёрного Клинка - Некроманты, колдуны и рыцари смерти - они все напоминают о бывших хозяевах и нередко демонстрируют свойственные замашки. Это злит. Но многие из них тоже не выбирали свой путь и идут против тех кто их "одарил", а иногда и просто проявляют такую же психологию - это вызывает чувство схожести. Можно сказать, Кале по-своему их любит, но любит весьма по-своему, и легко впадает в ненависть к представителю этой группировки. А ещё, несмотря на дисциплину, нет-нет, да как-нибудь прислужники или творения этих товарищей получают оплеуху.

Шал'дорай - кажется, все еще плохо отличаются странницей от тех, кого лучше не резать. А резать их приходилось много и по разному, о чем говорит богатая коллекция костей и вещей из эльфов разных сословий, хотя живых и опознавших свидетелей осталось меньше - чем пальцев на руке гоблина-сапера. Пожалуй, пока самая дружелюбная реакция к неиссохшим - демонстративное пренебрежение и показательное игнорирование. Помраченные и иссхошие, а так же сурамарцы вне Cурамара даже сейчас, наконец принятые в Орду не только формально, - вызывают пока мало приятных эмоций, особенно при замеченных трудностях в аддаптации жизни вне купола, но упорный труд и желание проявить себя всё же смягчили постепенно реакцию, потому к шал'дораю по умолчанию будет отношение ак к заблудившемуся ополченцу из живых рас Орды. Трофейные технологии иллюзий очень пришлись по душе той, которая сама не особо может наколдовывать подобное, и этот интерес далеко не просто праздный, однако самостоятельные попытки в них разобраться пока ни к чему не привели.

Валарьяры - несмотря, на "Разногласия местных руководителей" и "Неловкие первые встречи", врайкулы Штормхейма (нордскольские причислены к Плети), и, особенно, Валарьяры - очень положительно оцениваются. Для отрёкшихся второго поколения она приводит теперь их в пример "Каким надо быть, служа своим командирам и своему порядку, если уж ты ещё человек". Но особенно с Валарьярами Кале сошлась даже не столько тем, что видит "Один для них - как для нас Сильвана. Они не боятся смерти. А ещё они тоже сражаются за убеждения даже во смерти", сколько брезгливым презрением ко Квалдирам. Хотя, возможно они ей ещё чем-то ирационально-необъяснимо нравятся, потому что теперь она даже иногда к другим тёмным следопытам пристаёт с рассказами "А вот знаешь того Валарьяра? Он перестрелял за минуту 102 мо'аргов!.."

Сумеречный Молот и Рен'дорай, Квалдиры, друсты - презрение, более холодное чем к демонам. Добровольно отдаться силам Тьмы и Бездны будучи живым - с позиции тёмной странницы приравнивается к добровольному вступлению в аналог Культа Проклятых, потому представителям этих категорий лучше быстро умереть в бою, поскольку короткий их плен будет весьма болезненным. однако техники тех же друстов теоретически заинтересовали тёмного следопыта, а ещё с ехидными интонациями за друстов Кале "Мстит" Кул-Тирасцам.

Альянс - ранее воспринимался негативно, но без бурных эмоций. Приходят из-за моря иногда полчища очередных фанатиков и обманутых трусов, в попытках помешать Отрёкшимся обустраивать свои земли. И если живые лордеронцы и высшие эльфы, и жители Гилнеаса, ещё воспринимались как "Совладельцы, с которыми вышла грубая ссора и взаимная кровная месть", то остальные - "Просто захватчики".

Во время Войны Шипов разрушение селений Ночных Эльфов не воспринималось как что-то особое - ведь живые тоже неоднократно пытались зачистить селения Отрёкшихся, полностью, массово, на пепелище Лордерона. То, что Ночные Эльфы оказались слабыми - Кале считает проблемой исключительно ночных эльфов, и в сожжении Тельдрассила ей не понравился не факт сожжения столицы с множеством "Любителей извращённых джунглей".

После потери Подгорода, однако, тёмный следопыт пообещала, что однажды на каждом углу Лордерона будет повешенный захватчик, и в их собственных домах отныне будет небезопасно всем, кто будет выше двух колчанов со стрелами или старше полторы дюжин лет. Изначально невысокого мнения о живых, Кале решила, что надо повторить опыт Тельдрассила с каждым городом Альянса, чтобы больше ни у кого из "Чужаков" не хватало духа мешать относительно мирному существованию Отрёкшихся и истреблению Плети.

Стена текста вышла случайно. Всё же, надо вовремя выкладывать лист, до того как "Чуть-чуть подправим" превращает это в стену. Впрочем, нет предела шизе...

Кале "Сумеречница"Кале "Сумеречница"Кале "Сумеречница"
ID: 19451 | Автор: Havoc Skywalker
Изменено: 2 ноября 2018 — 1:33

Мнения

Эктелион

Саркастичная девица с чёрным чувством юмора и верным сердцем. Тёмный следопыт, что носит на себе чужие кости и всегда готова подрисовать вам усы углём, если вы прикорнули. Дерзкая в речах, но исполнительная и прагматично бесстрашная в битвах, Кале - тот солдат, которому можно доверить свою жизнь без оглядки. Al diel shala, Сумеречница.

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
12 августа 2017 — 20:06 Pentala

О та самая андедка, умеющая сделать монолог Гамлета из одной капли воды)

13 августа 2017 — 0:50 Havoc Skywalker

*Кланяется* Если меня попросят написать что-то, скажем: что-нибудь про слонов - я напишу "Слоны и отсутствие смысла", или "Слоновьи кости в вашем склепе", или "Подгород - родина слоновьих страданий".

13 августа 2017 — 22:04 Pentala

не прибедняйся. В слоне каплей воды на несколько тонн помещается)
Там такой простор для творчества!