"Ride. Die. Sacrifice."

Кейнайна Опустошительница Небес

Кейнайна Опустошительница Небес
Игровой мир: Черный Шрам
Игровое имя: Кейнайна
Статус: нежить
Активность: эпизодический отыгрыш
Раса: Эльф крови
Народность: Транквиллион
Пол: женский
Возраст: 242
Игровой класс: Рыцарь смерти
Род занятий: Осведомитель ордена Чёрного Клинка, мастер рун
Мировоззрение: Законопослушный нейтральный
Адепт: Хоцзинь
Языки: Всеобщий (Common), Язык трущоб/Наречие нежити (Gutterspeak), Орочий (Orcish), Талассийский (Thalassian)

Внешний вид

"Мир полон инструментов, знаков, подсказок и ловушек" - считала настороженная девушка с каштановыми волосами и серо-зелёными глазами, являвшаяся малознатной ветвью рода, когда поступала на чаролома, со средними результатами. Тогда она собирала волосы в хвост, не славилась крепким или широким сложением, имела четко очерченные черты лица: посаженные глубоко глаза, резкой формы брови, выдающиеся скулы и прямой нос. Носила Кейнайна тогда весьма простые мантии, но почти всегда украшая вручную вышитой руной или какой-либо заколкой, всё время стремясь принести символический элемент в без того стройный визуальный ряд. Красные, белые, золотистые, синие цвета - преобладали в одеждах надменной ученицы.

"Семь тысяч двадцать три шага"- сосчитала разрушительница заклятий длину границы безопасной области, отделяющих кое-как выживавших эльфов крови от мест, где выжить было можно только вместе или обладая недюжинными талантами и удачей. На ней была мантия и доспехи. Цепкие, крепкие руки выкинули разбитый щит - он сдержал и не выдержал прямого попадания снаряда труповозки, когда Опустошительница Небес была занята тем, чтобы убить некроманта, возвышающегося над аколитами. Был ещё возвращающийся клинок, которым она умело хорошо фехтовать, которым умела манипулировать над магией, хотя и бросать вполне получалось, как и поправлять растрёпанные длинные волосы. Ходить с надменным лицом стало весьма некстати, потому если очередной случайный выживший - тугодум, то - пусть стерпит рычание и тычок носком сапога, если это только поможет ему услышать инструкции, что не дадут ему погибнуть.

"Пятьдесят семь секунд, жезл Отрицания был хорошего качества". Один рунический клинок с двухсторонней заточкой пробил сердце синеглазого старца, а другой, похожий на саблю, пронзил его голову через рот, этот маг больше ничего не сколдует и орден получит уведомление о незначительной активности. Рыцарь смерти, с длинными и ровным волосами цвета морской волны, с словно прозрачной, бледноватой кожей с лёгким зеленоватым оттенком, с ещё более выдающимися скулами, в старых доспехах и в тёмных тканях, поднимает руку и даёт знак воскрешённому грифону спуститься, а затем убрала один клинок в ножны и принялась шарить по телу некроманта. Полёты и наблюдения с воздуха занимали около третьей части от всего времени нынешней жизни у Кейнайны. Даже в мирных местах. Ткани одежд помогали не столько даже самой проклятой син'дорай, сколько доспехам от климата, и окружающим - от ужаса, который их охватывал при виде нежити и зачарованных тёмных лат. Впрочем, любовь к мелким знакам вернулась, и какой-нибудь цветной платок привязанный к рукоятке одного из двух рунических мечей, или вышитые серебром руны на капюшоне - иногда вновь виднеются в одеждах.

Характер

Эльфийка смотрела на улицу, и видела потенциальные угрозы, во дворе было семнадцать незнакомых магов, и ещё пара знакомых студентов со сомнительными ценностями. Она станет разрушительницей заклятий, действуя на передовой в доспехах, или скрытно, чтобы не дать магократическому обществу окончательно сгнить. Сытое эльфийское общество в Луносвете - погрязло в себялюбии, и ему-бы не помешали внимательные надзиратели. Она пыталась держаться статно и серьёзно, смотреть нейтрально, и говорить формально. Для неё было очевидно, что эльфы живут не в безопасном мире, и первый после тролля враг - это другой эльф. Преступники-воришки с магическими фокусами, невидимые убийцы, жулики с иллюзиями, безумные учёные, призыватели и создатели мерзких тварей и конструкторов - у Кель'Таласа было очень много внутренних врагов. А что если кто-то из них займёт ключевое место, и разрушит оборону? Профилактика и надзирание - единственное известное сейчас спасение, от эльфийского фактора.

Внезапно, в период катастрофы, эльфы помогали друг другу, мирные строители были готовы отбиваться, солдаты были готовы ремонтировать, лекари готовы были стрелять, следопыты искали всё ценное, а бывшие преступники помогали лечить. И, тем не менее, чароломы оказались нужны обществу как никогда, но не столько надзирать, сколько защищать - и это было даже хорошо. В трагедии, выжившие вынуждены были снять старые маски и показать не такие уж и некрасивые лица. Сидя в руинах библиотеки за пределами безопасной зоны, не выпуская из рук клинок, Кейнайна помнила об изгнанных, что решили назваться снова "Высшими эльфами", как оказалось - подлинная слабость оказалась в слепом подчинении старым традициям. Пожалуй, выживание лишь обострило склонность к философии, и к одеждам попроще и снаряжению понадёжней.

Пускай, первое время, после освобождения от власти Плети, и были почти без чувств и памяти, но сейчас, Кейнайна способна мыслить за пределами боевых задач, и понимает, что, в общем то, мир прекрасно обойдётся без кого угодно, но выбрала себе занятия "по привычке", а именно: искать, осведомлять и нейтрализовывать. Мир обойдётся без кого-угодно или чего-угодно - но будет ли это лучший мир? Отказываясь самостоятельно что-то принимать не из воздержанности и не ради цели - не нарушаем ли мировой порядок? Потому Кейнайна взялась ещё исследовать всего по малому, будь это тролльи зелья, или гномьи чудные устройства, или же пандаренская кулинария, а так же изучение анатомии разных видов. Перемены за последние десятилетия здорово опрокинули мир, потому, чтобы его достичь и за него держаться - полезно на досуге его получше понять.

/**/

Способности

У рыцарей смерти немало способностей, однако, каждый на что-то начинает со временем специализироваться. Кейнайна больше прочих наставников предпочитала Амал'тазада, а так же сохранила часть старых знаний и навыков, не забывая и учиться новому, потому у неё можно выделить такие особенности:


Агрессивный ближний бой
Два клинка, немного магии, и латы - это всё что нужно, чтобы постоять за себя и других. Кейнайна не из тех, кто изматывают противника и ждёт пока подарят ей победу ошибкой, она сама прорубится, хоть сквозь толпу, и сокрушит противника, даже если он только натиска и выжидает. Рыцари смерти несут погибель, а не ждут естественной смерти.
Поиск магии
Поиск магии
Кейнайна не забыла своих старых навыков полностью, и знает простую истину, что найти противника и понять чем вооружен и к чему готов - это уже половина победы. И если за мили бывшая чаролом вряд-ли отыщет мага, то за четыре сотни метров под открытым небом активно колдующего некроманта - вполне просто.
Перехват чар и контроля
Перехват чар и контроля
Вызывает враг нежить, активирует големов, пытается проклинать, и готовит особо мощное заклинание? Если ему не дали реализовать этот список, и Кейнайна вмешивается в процесс сначала - то врагу придётся вспомнить об другом оружии. Нежить признаёт новую хозяйку, големы плохо замечают цель, порча возвращается на создателя или конвертируется в энергию, а заклинание срывается и его простой дубликат нацеливается с рунического клинка.
Опаляющий тотем
Определение оружия
Изучив всё что можно в Акерусе, ещё изучив инженерию, магию, образцы Гнили, рыцарь смерти неплохо определяет как причины смерти конкретной жертвы, так и прогнозирует возможные разрушения от артиллерии или магии. В сочетании с общим опытом военных действий, это позволяет выживать Кейнайне в области бомбардировок и минирования без ранений дольше прочих.

Навыки и профессии


Прикладные изобретения
Преимущественно инженерные, чаще гномьего образца, и ещё чаще - бытовые. Инженерия и конструирование, в общем то, науки "Здравого смысла", выполняющие функционал тот - что в него закладываешь, так тщательно - как сформулируешь. Потому, Кейнайна находит некое развлечение и психологический отдых в создании всяких бесполезных побрякушек или экономных и немного полезных устройств, хотя иногда и берётся ради опыта и за сложные задачи, вроде попытки сконструировать безопасный и простой дирижабль.
Поиск магии
Алхимия и бытовая поддержка
Назначение трав, грибов, металлов, плоти и шкур, использование их в варке зелий или в трансмутации, или же просто в кулинарии, а иногда даже в первой помощи или более продвинутой медицине, изредка как прямое оружие - не просто полезно, но раскрывает окружающий мир в своём многообразии. Зная, что делает концентрированная щёлочь, не будешь поливать её водой или хранить рядом с лимонным соком.
Поиск магии
Руническое мастерство
Изучение глифов было в общем образовании Кейнайны, было как направление среди разрушителей заклятий, как своё увлечение, как опыт столкновений, как опыт создание рун Крови-Льда-Нечестивости-Смерти, как объект культурных исследований врайкулов и троллей. Опустошительница Небес верит, что весь мир полон знаков, и представляет из себя отлаженный механизм, где поломки можно заметить до того как они по тебе ударят, знаки могут крыться во всём, они могущественны, и многие не понимают всей глубины случайной помарки в бытовом обмене сообщений. Кейнайна живёт в мире символов, и постигает их мудрость.

Инвентарь

Поклажа на коне и под плащом, обычно тщательно скрывается, однако почти всегда можно найти:

Столовые приборы.

Рунических два меча, кинжал, и клеймор или алебарда.

Комплект доспехов. Нередко обновляемый ввиду износа.

Зачарованный горн.

Череп с руной для призыва неживого "Пажа", чаще в виде полупризрачного скелета, которому можно поручить, например, тоже собирать хворост для привала. "Паж" неживучий и присутсвует ограниченное время, а череп время от времени приходится менять (и, соответственно, "Пажа").

Комплекта три одежды под разную степень "Официальности" и мирности возможных встреч людей или погоды.

Несколько зелий, эффект которых понятней станет если их выпить.

Самодельный компас с хронометром, барометром, измерением направления ветра и силы притяжения, атмосферного давления, влажности, и складной пятидюймовой линейкой.

Жезл Отрицания - не особо примечательный, короткий жезл с пластиной на конце, который способен нейтрализовывать магию на среднем участке и банально расплетать заклинания на высоких скоростях, поглощая переизбыток энергии в себя. Материал достаточно расходный, и жезл теряет силу через 8 активаций, но в Акерусе можно сделать замену.

Какой-нибудь справочник, вроде "Соли Пустоты" из "Полного собрания трудов Ионника" от Ионника Азота или "Собираем дирижабль за семь дней" от Газлоу, и какая-нибудь художественная небольшая книга с названием вроде "Песни ночного неба".

Седло и пара перемётных сумм для немёртвого коня, чтобы унести всё это.

Родственники

С родственниками, которые остались, Кейнайна не особо общается, поскольку в общении всегда есть какое-то лишнее равнодушие с её стороны, и какая-то неловкость с их стороны. С посторонними же, дела-семейные не обсуждаются, но как один знакомый гоблин одного знакомого гоблина говорил - переписывается Кейнайна с родственниками всё же, и чаще всего об вопросах организации быта или научных находках, стараясь не касаться прошлого или личностей.

Питомцы

Условно можно назвать питомцами всякую низшую нежить. Вне боя, на стоянках в безлюдных местах, прислужники обычно заняты лаборантской и инженерной работой над каким-нибудь экспериментом, старательно и неблагожелательно игнорируя живых, отступая к хозяйке на перегруппировку в случае нападения на одного из них. Понятное дело, что даже само их существование недолговечно, а о том чтобы ходить с толпой скелетов-химиков по селения живых - речи идти не может.

Верования

Формально, символизм Солнца, как воплощение духовной сущности высших эльфов и эльфов крови - было актуальным верованием и для Опустошительницы Небес. Особо, правда, вопросами веры - Кейнайна никогда не увлекалась, ведь свод правил и последствия их соблюдения - почти всегда были нагляднее. Впрочем, Опустошительница Небес знала о воспитательной роли религии, и о важности веры и надежды для продуктивности, и очень уважала тех, кто, несмотря даже на другой подход к этому, выбирали стезю жреца и старательно ей следовал. Рыцари Крови на своей заре вызывали много вопросов, ведь они были полны противоположностей: они были прагматиками - но явно иррациональный недолюбливали ортодоксальных жрецов; они служили порядку и были практичны - но не особо выглядели стабильным образованием; они использовали Свет во благо - но какими неблагонадёжными методами? Перерождение ордена было благом во всём, в том числе и потому, что Лиадрин не стремилась проводить явные чистки. Именно поэтому, Кейнайна попыталась когда-то к ним вступить, решив что чароломы вроде неё, в мирное время - уже не нужны, а скоро и вовсе исчезнут. И даже сейчас, Свет кажется для неё наиболее приемлемой воспитательной традицией для эльфов.

Благодаря пандаренам же смогла себе признаться, что живёт через эмоциональное ощущение правильности происходящего, ради которого всегда изучала мир и правила, но следует правилам скорее от интуиции, быстро на ходу сверяясь с традициями. Это малость потрясло рыцаря смерти, что всегда любила ссылаться на справочники в любых вопросах, но раз это любовь к ссылкам была именно из любви к справочникак - то так тому и быть. Впрочем, в Пандарии Кейнайна много чего о себе для себя открыла, без видимого напряжения местных жителей.

Знание языков

Знание языков у Кейнайны, преимущественно - письменное. Языки, которые она "Точно знает", включают в себя не просто речь и письменность, но и знание истоков. Потому, если Кейнайна утверждает, что нормально понимает язык - значит она прочтёт и старый диалект, а если скажет что слабо - возможно, всё равно читает и старый диалект, но может плохо говорить или разбирать на слух.

Фракции

Рыцари Чёрного Клинка - после атаки на Часовню, Кейнайна присоединяется к мятежу. Мотивацией изначально было возместить неблагоприятные условия труда и исполнение командирской воли Могрейна, а так же утвердить куда более объективный порядок, и банально отмстить за мучения. Потому, первое время, Опустошительница Небес была не особо отличима от рыцарей смерти Плети, что добиваются своего не взирая на потери и не славились общительностью. Постепенно, приключения в Нордсколе пробудили многое от старой личности и многому научили, касательно мира вокруг себя, и теперь Кейнайна остаётся в ордене, чтобы охранять мир, который хоть и не всем ей нравится, но точно заслуживает существовать и процветать.

/* В прошлом: */

Плеть - в ней Кейнайна была тем рыцарем смерти, что предпочитала справочные книги и поддерживать с воздуха на грифоне ледяной магией наземные силы. Склонность к широкому образованию, средние результаты, отсутствие бунтарства и прагматичный настрой позволил занимать в иерархии относительно стабильные позиции. Конечно, потом Плеть оказалась врагом, который и был повержен, но привычки "Первых дней холода и боли" - продолжают проявляться под сводами Акеруса и Мрачного Свода поныне. Плеть Болвара же воспринимается нейтрально - не покидает пустошей и на живых нападает только если те сами близко подошли, и её элементы годны к перевербовке, - спасибо Болвару, можно не спешить уничтожать наименее опасную часть, работы и так много.

Отрёкшиеся - во время войны в Нордсколе, по началу, Кейнайна прямо дышала идеей прагматичного уничтожения Плети, и для неё в то время лучшими и наиболее понятливыми соратниками оказались вовремя сбежавшие из под Короля-Лича слуги, сумевшие сами неплохо развиваться. Однако, если Кейнайна решила меняться и что мир не нуждается надзоре нежити, то Отрёкшиеся в Серебряном Бору и под Андоралом ясно показали, что развиваются они в противоположную сторону. Увы, но вурдалак раз - вурдалак навсегда, решила Кейнайна и более не поддерживает прямых связей с отрёкшимися.

Пепельный Союз - отъединение Чёрного Клинка и Серебряного Авангарда для победы над Королём-Личом было лучшим временем, которое, увы - окончилось. Время, когда массово, живые с разными убеждениями и силами, и Чёрный Клинок, - плотно сотрудничали - было самым продуктивным взаимодействием.

/* Син'дорай и их самостоятельные организации: */

Разрушители Заклятий - раньше, Кейнайна была из Разрушителей Заклятий, но чаще работала на них не как фронтовая поддержка, сколько как соглядай и поддержка более простой стражи. Вместе с соратниками, Кейнайна прошла через ужасы Третьей войны,тяготы похода в Запределье и даже внезапную битву за Кель'данас против совращённого Кель'таса. Высокие потери, шок от предательства принца, и видение куда более мирного времени - стали мотиватором для Кейнайны покинут вымирающий, на тот момент, орден, успев сослужить службу куда большую, чем многие успели бы, но которым меньше повезло прожить.
Сейчас Кейнайна иногда шлёт по праздникам письма знакомым, которых вспомнила, впрочем, неуверенная, что абсолютно все из них живы достаточно чтобы читать. В письмах, помимо поздравлений, обычно есть ностальгия, рассказы об новых наблюдаемых тенденциях среди магических преступлений, и об аналоговых разработках противостояния магии. Идею объединиться с бывшими сослуживцами на время операции - Опустошительница Небес воспринимает чаще положительно, но без бурных эмоций.

Рыцари Крови - попытка стать рыцарем крови была обусловлена у Кейнайны была тем, что орден переродился и гораздо лучше оказывал поддержку жителям в мирное время,и потому что их идеи и распорядок могли-бы позволить как-нибудь восстановиться, не меняя резко уклада. Впрочем, продвинуться дальше послушницы - Кейнайне не повезло, так как во время одной поездки в Чумные Земли, она погибла со смешанным отрядом от засады Плети, изначально направленном поддержать небольшой лагерь Серебряного Рассвета. Несмотря на эту короткую страницу, Кейнайна считает, что нынешние рыцари крови, в своём многообразии - отражение лучшего в Кель'таласе.

Похитители Солнца и Реликварий - стали отличными организациям для совместного сотрудничества в поисках различных магических вещей, обмена опытом, нейтрализации магических угроз, и просто чтобы торговаться. Партнёрские отношения без особых историй недоверия друг другу - вот как можно описать эти контакты.

Места пребывания

Известно точно, что как и большинство рыцарей Чёрного Клинка, Кейнайна бывает в Акерусе.

Отношения

Наблюдения за соратниками и отрешённость от остального мира, в целом, делают для Кейнайны концепцию войн фракций относительно малоактуальной. Вот какой прок просто так срываться с места и идти резать живых в Штормграде? А в Оргриммаре? Не лучше-ли заняться Плетью поблизости? Может, лучше с пандаренами готовить, чем воевать? Попытка рационально обосновать конкретные мотивы конкретных действий, в условия отрешённости, приводят к тому, например, что рыцарь смерти вполне может и спокойно посмотреть как живые режут друг друга ради никому ненужных очередных башен, ведь смысла помогать одной стороне резать другую ради ненужной постройки - это бессмысленный расход сил, риск репутации, к тому же не способствует разрешению первоисточников конфликтов. И так - со всеми.

Кейнайна Опустошительница Небес
ID: 20081 | Автор: Havoc Skywalker | Соавтор: Ramgarrot
Изменено: 2 ноября 2018 — 1:57

Мнения