«Dies und das, Suff und Fraß
muß ein, ja muß ein Landsknecht haben.»

Вильгельм Берг

Вильгельм Берг
Игровой мир: Вечная Песня
Игровое имя: Гитгуд
Статус: жив
Активность: эпизодический отыгрыш
Раса: Человек
Народность: Лордерон
Пол: мужской
Возраст: 46
Игровой класс: Воин
Род занятий: Наемный солдат
Мировоззрение: Хаотичный добрый
Языки: Всеобщий (Common)

Внешний вид

Из дневника старого солдата, проданного им как автобиографическая повесть:

"...Я был не один в нашей большой компании, кто ни разу не видел вживую возглавлявшего её капитана Хермода Серого. Никто, конечно, не сомневался в его доблести как солдата, но он был куда более ценен за командным столом. Стратегов искуснее его ещё по земле не ходило, уж поверьте мне. Видались со стариком только его командиры, которых, к слову, я уже знал лично и говорил с ними едва ли не каждый день: лейтенант Доннар Вут, к примеру, или его доверенный сержант Вильгельм Берг. С последним я к тому же часто здоровался и даже пару раз пил пиво из одного бочонка, и прослыл бы я последним подлецом, не посвяти я ему хотя бы страницу в этой книжице. Славный был человечище!

Да, таких уже не делают. Сейчас одни воры и безумцы, и все с ангельскими лицами. Что до сержанта Берга - он на свет появился снаружи такой же, каков и изнутри. Прост, но не вздумайте решить, что простак. Его не спутать ни с кем и в толпе в рыночный день: он - та самая громадная шляпа с перьями на той голове, какой макушки самых высоких людей не достанут и до подбородка. Он был (и надеюсь, что есть и сейчас, в достатке и здоров) настоящим великаном, не даст мне соврать слабеющая память, и без труда мог заглянуть в глаза любому эльфу. Меньше он был похож на огромного человека - скорее, низкорослый врайкул. Косая сажень в плечах, руки как бревна, да кулаки что твой кузнечный молот каждый - он и из камня молоко выжмет! Колоссальной силищей обладал наш сержант, если размахивал мечом длиной с весь его рост так же легко, как и деревяшками на показательных боях. Конечно, были у него и изъяны, как пузо, к примеру, которое растил он неизбежно и с большим старанием, выдувая пива вдвое больше любого из компании, но своё брюхо он успешно прятал под стальной кирасой.

На лицо был приятен: всегда красноватые щёки, морщинки у глаз от улыбки, нос аккуратный и лоб высокий. По правде, про лоб-то я загнул, потому как облысеть Вильгельм к своим годам успел, да и остались у него только кучерявые светлые волосы поокруг блестящей плеши. Зато борода у него была такая, какой и любой карлик позавидовал: длинная и закручивающаяся, но ухоженная, без единого седого волоска. И усы были с углами кверху загнутыми - оттого представить его хмурящимся не представлялось возможным. Но ещё больше запомнился его голос - настоящий командирский бас, благородный, чистый, без хрипа. Таким песни в строю затягивать, что сержант Берг, к слову, делал частенько. Даже прямо во время битвы, бывало, запевал марш, размахивая громадным мечом в такт песне и хохоча - как-то по доброму, не как человек, что прямо сейчас одним махом разрубил троих орков пополам. Добряком он слыл у нас в компании, потому как не обделял никого, споры решал, пил с солдатами и истории рассказывал. По части дисциплины, конечно, был строг, но редко когда он кого наказывал - он всем примером был, солдаты быстро учились шагу и бою и сами друг друга поправляли. Когда такой человек как Вильгельм Берг гордится тобой - и помереть не жалко.

Но больше доброты у сержанта было только его храбрости. Меж нами, солдатами, мы звали его Левенхардт - Львиное сердце, и когда разговор заходил о Левенхардте, никто и не думал переспросить о ком речь. Конечно, сражался он, как и все мы, за золото, да только он отрабатывал его с достойным баллад усердием. Сам он был не только сержантом, но в первую очередь доппельзольднером - в бою он был всегда в первых рядах. Брони на нём всего ничего, один нагрудник да набедренники, рядом ни единого щита, в руках только здоровая железка - и ни разу я не видал, чтобы этот человек хоть раз дрогнул или позволил себе отстать от рвущегося в бой строя хотя бы на полшага. Ему что орки, что мертвецы - он относился к своим солдатам как к детям, и отказывался умирать (да и вообще получать серьезные раны - на удивление везучий и умелый прохвост!), зная, что вслед за ним падет дюжина молодцов - если не вся рота. Да и рядом с ним действительно было спокойно, будто громадная фигура сержанта заслоняла нас не только от чудищ, но даже от страха перед ними. "Главное, что старик Берг ещё на ногах", говорил он всегда. С его басом и акцентом это звучало как "глявнойе, щто здарык Беак 'эщё на нугах", что, впрочем, если не обращать внимания на смешки новобранцев, каждый раз придавало уверенности.

Чего у Вильгельма было не отнять, так это любви к ярким тряпкам. Он говорил так: "Жизнь итак коротка, чтобы отказывать себе ещё и в красивой одежде". Таскал он великолепный красный камзол с разрезами и буфами, не снимая его даже перед боем и просто застегивая кирасу поверх камзола, широкие штаны с высокими дорогими сапогами, чудесную куртку из бурой кожи и, конечно, его шляпу. Шляпа была такого размеру, что в неё можно было зашить круглый щит, и она ничуть бы не потеряла формы. Цветов она в себе сочетала невероятное множество, считая громадные перья диковинных птиц. Многие из нашей Серой банды, конечно, одевались похоже, но так пестро мог разодеться только сержант Берг. В городе на него часто озирались и хихикали, и если бы не дружелюбие (здоровался он, скажу я, с каждым встречным, даже с самым грязным бродягой) и, скорее всё-таки в первую очередь, его пугающий рост, в него бы не стесняясь тыкали пальцем. И нигде он не расставался с его огромным мечом. Всегда держал он его под рукой: за спиной ли, под столом ли в трактире, у стенки ли в гостинице. Не то что оружие было особенным, и не особо он им дорожил, но редкий кузнец мог заменить такую вещь."

Фракции

"...В Серой банде Хермода мы, конечно, служили тому, у кого хватило бы денег нанять цельную компанию, но наниматели у нас, как правило, были из Лордеронского королевства. И сейчас, как наши войны прошли, и о банде даже стали забывать, мы продаем наши мечи кому придется. Но, признаться, воевать под началом людей куда приятней. До сих пор любой из нас вспомнит войну с орочьим отродьем, а затем и орды мертвецов. Не помню я в нашей компании таких ублюдков, что продались бы нынешней Орде хоть за всю её казну. Ублюдком сержант Берг не был точно, и уверен я, что до сих пор он поднимает свой меч на людской стороне."

ID: 18996 | Автор: Stocking
Изменено: 16 ноября 2016 — 22:36

Мнения