Аджай Ран
Аджай Ран
Элэвард
Вечная Песня
Статус: 
жив
Внешний вид и характер
Раса: 
Человек
Народность: 
Лордерон
Пол: 
мужской
Возраст: 
43
Особенности внешности: 

На вид, Аджай — высокий юноша. Благодаря магии, он не соответствует своему возрасту. Похоже, для него это важно: оставаться таким, каким был когда-то. Лицо его соответствует чертам представителей северного королевства, ведь он чистокровный лордеронец. У него прямой нос, тонкие губы, кайма которых очерчена нечётко. Овал лица обрамляют длинные золотые волосы. Иногда можно среди этой шевелюры заметить несколько седых волос. Глаза его выразительные, цвета небесно-голубого. Взгляд Аджая часто внимательный и любопытный. Чаще всего Аджая можно увидеть в доспехах боевого мага Кирин-Тора. Всё же идёт война за свой родной мир. Колец, серьг и браслетов пока что не носит, но всё же подобное у него есть — амулет. Артефакт, называющийся среди магов Кирин-Тора Сокрытым Оком.

Мировоззрение: 
Законопослушный нейтральный
Мастерство и знания
Класс: 
Маг
Специализация: 
Боевой маг
Способности: 

Несмотря на своё происхождение и возраст, он довольно силён для рядового боевого мага: ему повезло с учителем. Пройдя путь, начиная от своего стражничества и до настоящего момента, он впитал в себя многие знания. Из записей кураторов Кирин-Тора в его личном деле, становится ясно, что по большей части Аджай Ран является арканистом; разумеется, базовые знания иных школ у него есть. Его техника не людская, а эклектика талассийских эльфов и высокорождённых времён Империи. Однако, начиная с двадцать девятого года, он начал часто использовать заклинания, изученные в чертогах титанов, какие он посещал со своим шан'до: в основном, это заклинания из разряда протоколов. Казалось бы, он всемогущ, его уровень владения магии не хуже, чем у верховных магов или же магистров, но что-то мешает ему использовать все силы. Нательные руны высокорождённых, нанесённые Лиронаром, его учителем, не только упрощают проводимость арканы, но и ограничивают её применение.

Адепт: 
Титаны
Знание языков: 
Всеобщий (Common), Дарнасский (Darnassian), Наречие троллей (Zandali), Орочий (Orcish), Талассийский (Thalassian), Титанский (Titan)
Место в мире
Род занятий: 
Боевой маг Кирин-Тора и Седьмого Легиона в 48-м батальоне Вороний Дозор
Хронология: 

За одиннадцать лет до открытия Тёмного Портала в чистокровно лордеронском брачном союзе Эцеля Рана, работника столичной канцелярии, и Алеит Йенсен, чародейки ордена Кирин-Тор, появился сын, которому дали имя Аджай.

Детство мальчика проходило хоть и в строгости, но в любви и заботе. Родители были требовательными в меру, но справедливыми в меру. С ранних лет Аджай начал изучать талассийский язык наравне с всеобщим. Учителем его была его мать, которая также обучала своего сына искусству игры на скрипке. Всё, что давала Алеит, не кануло в глубины памяти: все полученные знания и умения Аджай применял по мере их появления. Но что же отец? Эцель был столичным, занимался в основном бумагами, как и мать, но несмотря на это он обладал достаточным опытом во владении холодным оружием. Этот навык также передался сыну.

Вся жизнь происходила монотонно. Аджай закончил музыкальную школу и обычную, но на этом обогащение его знаниями не прекратилось. Он читал книги-пособия, учебники Кирин-Тора и магистрата Кель'Таласа, какие мог достать. Последние читались, разумеется, в оригинале. За прожитый период времени он ни разу не нашёл близкого, с кем можно было бы поделиться тайнами, переживаниями и прочим... кроме жены. В этом же году у него появились дети — Алай и Авари, полуэльфы. Алари, к счастью, смогла перенести роды.

Так продолжалось до тех пор, пока Аджай Ран не поступил на службу в стражу Андорала. Этот шаг открыл ему буквально новый мир: новые знакомства, новые знания, разочарования... и первую любовь, с которой, увы, не вышло зайти дальше, чем дружбу. Некоторое время — один месяц — он служил в рядах корпуса "Адамант", но после вернулся вновь в городскую стражу с новыми знаниями и умениями. Поэтому до сих пор, несмотря и на вторую любовь, он чувствует себя одиноким.

И вновь монотонная жизнь, вплоть до двадцатого года. Начались последние месяцы Лордерона: чума, Культ Проклятых... Кто-то может посчитать его сообщником Культа, удачливым сорванцом, предателем, ведь его не было в Андорале, когда происходили те страшные дни. Аджай находился в Янтарной мельнице, где был один из домов Ранов. Когда до туда дошли слухи о том, что происходит на северо-востоке, юноша, поняв, что больше не состоит в страже Андорала, отправился в Даларан вступать в ряды Кирин-Тора официально и полностью, а не как ассистент. Он служил ордену как мог, противодействуя нежити.

Так продолжалось вплоть до того момента, когда на Азерот явился Архимонд Осквернитель. Об отце ничего не было слышно, и оставшиеся члены семьи Ран сражались с нежитью, обороняя Даларан. Алеит, бок о бок сражающаяся со своим сыном, который вот вот был готов отправиться в мир иной от удара мертвеца, не могла позволить роду прерваться. Аджай не мог больше сражаться: раны были глубокими, и удалось лишь остановить кровь и предотвратить заражение. Когда силуэт демонического повелителя показался на уступе перед городом, мать, не спрашивая сына, перенесла его подальше от этого места настолько, насколько могла. И по сей день в кошмарах отдаётся эхом: "Azhir uval nutarus. Azhir mudas ethanul. Dalektharu il dask daku. Riftuuz e thara samanar utamus. Elas umanes azarathan rakas ibna. Belanora mordanos nenaar ila mornu farlos kada...". Аджай впал в кому.

Последующие несколько лет он служил в страже Штормграда, стремясь забыться, ведь он потерял всё: отца, мать, жену, детей, друзей, Родину. Капитаном его был Эйрн Фейт. С его дочерью у Аджая завелась дружба, и та обращалась к нему изредка по разным темам, но дальше дружбы дело не шло, да и никто не хотел большего.

И вновь монотонная жизнь, вплоть до двадцать шестого года. Это время стало для него, отчасти, рассветом. Спустя несколько недель после открытия Тёмного Портала, к Аджаю пришёл его старый учитель, Лиронар, который привёл свою сестру, Алари, и детей. Как оказалось, они прошли с принцем Кель'тасом, хоть и были не из его народа. Аджай раскаивался, умолял, просил прощения за то, что не смог их спасти, но никто не был зол на него: они были рады вновь увидеть его. "Новая" семья Ранов не отправлялась в Запределье. Детей устроили в штормградскую академию, а троица — Лиронар, Аджай и Алари — отправились в Кель'Талас по наводке старейшего из них. Противиться было глупо: Алари его сестра, а Аджай был ему должен. Оказав помощь Армии Расколотого Солнца и получив награду в виде возможности посетить очищенный Солнечный Колодец, они вернулись в Штормград.

Двадцать седьмой год. Нашествие Плети под предводительством принца-предателя. После отражения атак на Штормград, Аджая записали в экспедицию Отважных, и четвёртой волной он был перенаправлен на Нордскол, вновь расставаясь со своей семьёй, но, как оказалось, ненадолго. Уже в Крепости Отваги ему передали письмо с до боли знакомой символикой — Даларанским Оком. А передал его никто иной как Лиронар. Вместо войны с Плетью на первых порах, он участвовал в иной войне — Войне Нексуса, бок о бок с драконами, но, разумеется, как рядовой боевой маг, ведь он лишь недавно был восстановлен в Ордене — по прибытию в Даларан. Случилось также, что он попадал в ловушки ловчих Малигоса, и даже чуть не стал одним из обращённых в бездумных слуг, но обошлось, благодаря Лиронару, у которого явно были планы и на Аджая, и на итоги войны. Но после катастрофического магического истощения боевого мага отправили в Даларан, где он вновь встал в строй, но лишь к штурму Цитадели Ледяной Короны. Разумеется, он не был чемпионом, и максимум, где он был — зал на первом этаже, где обосновался Пепельный Союз: он следил за снабжением из летающего города.

Во время катаклизма, буйства обезумевшего Аспекта Земли, он был лишь с Лиронаром, вместе с которым путешествовал, преследуя свою цель — знания и оплата долго. Пока дети учились и жили в Даларане с матерью, мужчины посещали места Создателей: Ульдуар, Ульдаман и Ульдум, а также спящие руины Ан'киража. Что они там делали остаётся загадкой, и после окончания своеобразного научного паломничества, оба вернулись в Даларан. Вскоре Лиронар покинул их и пропал, впрочем, как и всегда.

Большая часть событий тридцатого года прошла мимо Аджая Рана, но всё же пришлось поучаствовать: это неизбежно, как бы он не хотел. Даларанская чистка, остров Грома... Пожалуй, это самые важные моменты, но и тут не обошлось без Лиронара. После очищения дворца Лэй Шеня, эльф и человек спустились в залы крови, где содержался некогда Анимус, технологии которого отошли син'дорай, а после — спустились ещё ниже, в комнату, где был Ра-ден. Что они там делали — загадка, как и в случае с паломничеством двумя годами ранее.

О Дренорской кампании сказать можно мало, ведь там он старался отдохнуть от всего произошедшего. За все прошедшие годы он не забыл о том, что потерял Родину, и часто бывало, что он уединялся вечерами на горе близ руин Андорала, где прошли его лучшие годы. Много воды утекло с тех времён, когда он, двадцати однолетний юноша охранял порядок в этом городе, помогал Кирин-Тору, гулял с друзьями, веселился с ними. Ныне же город в руинах и занят Отрёкшимися. И вот он: сорока однолетний мужчина, отец (хотя стал он им ещё в возрасте двадцати двух лет), солдат и маг. Несмотря на урон временем, на вид он всё тот же юноша из прошлого. Магия.

Финальное вторжение Пылающего Легиона. Большую часть времени Аджай провёл у врат Сурамара и в самом городе, ведь там сходились интересы героев, Кирин-Тора и Лиронара. Во время наступления на Цитадель Ночи, он не смог избежать временной ловушки Великого магистра, и выпал из тока времени. На этот раз его спас не Лиронар, а герои, когда убили Хрономатическую Аномалию в глубинах Цитадели. Уходить было нельзя: эту битву нужно было выиграть. Почти весь штурм он и другие солдаты объединённых сил удерживали внутренний двор от подкреплений шал'дорай. Когда разлом Гул'дана раскрылся, явился Лиронар и незаметно увёл Аджая. После победы над чернокнижником, они вновь вернулись на места былой славы: к основанию Ночного Колодца. Что там было — остаётся тайной. Ныне он восстанавливается в Даларане.

Фракции: 

• Кирин-Тор — элитный орден, правящий королевством Даларан.

Семья и друзья
Семейное положение: 
в браке
Родственники: 

• Эцель Ран — отец. Некогда он был работником столичной канцелярии. После того, как Плеть разорила его Родину, он вступил в Алый Орден и умер от лап инквизиции, посчитавшей его заражённым.
• Алеит Ран (урождённая Йенсен) — мать. Чародейка Кирин-Тора, погибшая от заклинания Архимонда, которым тот разрушал Даларан.
• Алари Ван'Ан'Ренис Ту'Эраен — жена. Высшая эльфийка. Неизвестно, кто она, и неизвестно, откуда.
• Алай Ран — сын. Ученик Кирин-Тора, корпус боевых магов.
• Авари Ран — дочь. Ученица Кирин-Тора, корпус боевых магов.

Отыгрыш
Активность: 
постоянный отыгрыш
ID: 20154 | анонимный автор
Изменено: 21 декабря 2019 — 18:16

Мнения