/* Кликните, чтобы раскрыть спойлер с музыкой */

https://www.youtube.com/watch?v=gvCmtHDDuu0

Джон Андерсон

Джон Андерсон
Игровой мир: Вечная Песня
Игровое имя: Джон
Статус: нежить
Активность: отыгрыш временно прекращён
Раса: Человек
Народность: Даларан
Пол: мужской
Возраст: 45
Игровой класс: Рыцарь смерти
Специализация: Лед
Род занятий: Солдат Рыцарей Черного Клинка
Отношения: вдовец
Мировоззрение: Законопослушный нейтральный
Языки: Всеобщий (Common), Язык трущоб/Наречие нежити (Gutterspeak), Орочий (Orcish), Талассийский (Thalassian)

Внешний вид

Первое, что бросается на глаза при виде Андерсона - это не рост или какие-либо отличительные пометины на лице, а мертвецки холодный взгляд на окружающий мир, пронизывающий всякий объект, что попадет в его поле зрения. Голубой свет, исходящий из глаз, заметен даже во тьме, исчезая лишь тогда, когда рыцарь сповадится прикрыть их на короткий миг. Седина окутывает его с макушки до кончиков волос. Седеть рыцарь начал еще при жизни, а переход на новую ступень существования в этом мире лишь резко довел процесс до конца, заставив волокна в миг обесцветиться.

Седина рыцаря проступает достаточно ярко, из-за чего со стороны его можно было бы принять за старика, однако бледное и покореженное смертью лицо, как не странно, не выдает за собой глубокой старости.

Характер

Рационален, прагматичен, логичен. Будучи таким еще при жизни, эти качества после смерти лишь усилились. Склонен смотреть на ситуацию и оценивать ее со стороны сухой логики, без каких-либо ярких эмоциональных окрасов, по крайней мере позитивных. Это делает его весьма холодным и отчужденным от общества. Он склонен держаться в стороне от больших групп, то и дело поднимающих нескончаемый шум и фонтанирующих эмоциями. Между тем достаточно мрачен и пессимистичен, поднять кому-то настроение вряд ли сможет, а вот испортить одним своим присутствием - запросто.
Излишне логичный и рациональный подход рыцаря, отвергающий эмоции и личную заинтересованность, склонен то и дело провоцировать конфликты. Слишком во многом разнятся взгляды Джона с живыми касательно тех или иных вещей. Что кажется ему сухими фактами - у других вызывает недовольство и обиду, что ему суровая реальность и правда жизни - то другим кажется небылицей и недовольством старика, в чем он видит опасность - в том другие не воспринимают угрозу.

Порою у рыцаря случаются эпизодические вспышки гнева, связанные с проклятием жажды крови, от которого немертвый сильно зависит, однако нельзя сказать, что он не может проявить отрицательных эмоций и после утоления жажды. Может, и еще как, только для этого нужны веские поводы.

Но это не единственные его качества. Они не все так плохи, как кажутся на первый взгляд. За мрачностью и холодностью рыцаря скрываются исполнительность, расчетливый ум и рассудительность. Он хороший тактик, хотя назвать его уже хорошим стратегом достаточно тяжело. Достигнуть поставленной задачи в установленный срок любыми способами - это к нему. Андерсон не чурается методов. Нельзя сказать, что Джону плевать на солдат, но если выполнение приказа сулит неизбежные потери личного состава, это его не обеспокоит.

Чувство времени довлеет над Джоном даже после его смерти. Возможно складывается тот факт, что рыцари всё же подвержены гниению, пусть и крайне медленному. Как бы то ни было, долгое безделье его тяготит, ему нужно хоть какое-то занятие, от избиения манекена до чтения книги, лишь бы избегать длинных внутренних монологов.

Верования

Джон умещает в себе крайне противоречивые взгляды касательно Света. С одной стороны, даларанское образование развеяло миф об особенной природе Света, с другой именно Свет освободил его от власти Короля Лича. С одной стороны в Джоне наличествует неприязнь к церковникам, пропагандирующим войну простому народу своими сладкими речами, оставаясь при этом за каменными стенами, с другой он не может не уважать доблесть и отвагу паладинов, сражавшихся вместе с ним против Плети. Он может задавать проповедникам вопрос, где был Свет, когда рыцарь пал, вряд ли когда-нибудь поддержит боевой клич "За Свет!", не оценит мольбы Свету о помощи, но вопрос о религиозной составляющей Света не решит в сторону полного неприятия Света. Ежели до смерти он не верил в его мощь и воспринимал Свет лишь так, как учили в даларанской академии, то после рыцаря стали одолевать сомнения об истинной природе Света.

Знание языков

Талассийский целиком и полностью был изучен и опрактикован еще в ходе обучения в Даларане.
Орочий не лишен определенных проблем, связанных с акцентом и провалами в понимании. В нейтральном ордене Рыцарей Черного Клинка, пусть и присутствуют представители всех рас, орку построить разговор на всеобщем будет проще, чем человеку на орочем, потому с представителями Орды общение велось преимущественно на людском языке. Андерсон достаточно подкрепил свои знания об орочьем теорией, ввиду большого количества свободного времени у немертвых, которое некуда девать и можно направить на чтение и обучение полезным навыкам, но нужной практики так нигде толком и не набрал.

Хронология

О прошлом Джона Андерсона известно достаточно много и в то же время мало, часть информации стерта или не содержит нужных подробностей. Родился в семье неких Джорджа Андерсона и Софи Камерман, обычного мага и купчихи, торгующей даларанской магической экзотикой за пределами города. Когда-то Андерсоны имели большое влияние в магическом городе, пару раз они даже становились верховными магами, но те времена к моменту рождения Джона были уже в далеком прошлом и практически стерлись из истории. Жила семейка не в самом городе, а в деревушке близ оного. Отец занимался исследованиями в области рунной магии и целиком и полностью был погружен в работу, мать же немало времени уделяла финансовой части и торговле с внешним миром. Мальчик большую часть времени проводил один, мало общаясь со сверстниками, и считал подобное состояние достаточно привычным для себя. Иногда он выбирался на участок соседствующего ветерана войн с гноллами, почему-то решившего к концу жизни поселиться близ магического города, чтобы послушать его истории о войне и полюбоваться боевыми доспехами и оружием.

Учился достаточно средне, звезд не хватал и проблемным тоже не был, ничем на фоне других не выделяясь. Увлекался фехтованием. Участвовал во Второй Войне, но точных данных на этот счет не имеется, только имя и фамилия в общем списке участников. В определенный момент ударился в путешествия и несколько лет странствовал по всему Лордерону. В ходе этих странствий в одном из соборов Света близ Андорала встретил жрицу-послушницу, в прошлом тоже участвовавшую во Второй Войне. Достаточно быстро с ней сблизился и осел в городе, занимаясь различной физической работой и не раскрывая свое даларанское происхождение и какое-либо отношение к магии. Жрицу звали Аманда, от брака с ней у Джона родилось трое детей - Эдвард и Джулия с разницей в один год, и Лоуренс с разницей в три от последней.

Примерно в тринадцатом-четырнадцатом году от ОТП Джордж Андерсон был свален тяжелым недугом. Джон посетил отца и провел с ним личную беседу, итогом которой стало возвращение Джона к занятиям магией. Он продолжил дело отца, пару раз посетил Нордскол, побывав в Драконем Погосте и Борейской Тундре и избежав каких-либо роковых встреч с нежитью. После первой из поездок нанес на свое тело определенные рунные знаки, усиливающие его физический и магический потенциал, фактически экспериментируя над собственным телом. Сделав на северном континенте несколько исследовательских открытий, после чего записал результаты своей работы в серию книжек, что тогда, что нынче достаточно малопопулярных и пылящихся где-то на полках даларанской библиотеки. Работа на долгое время поглотила его, и город магов он стал посещать куда чаще, чем собственный дом.

По причине оной работы и связанных с нею исследований не оказался рядом, когда Андорал постигло бедствие. Вернувшись же в город, он с ужасом для себя обнаружил разрушенный и сгоревший до тла дом, где лежало истлевшее тело его жены, обращенной в нежить. Дети сумели сбежать из города по раздельности, Эдвард в одну сторону, Джулия с Лоуренсом другую, но Джон об этом никак и нигде не прознал. Сколько бы он не искал, никакой информации касательно пропавших детей он не нашел, погрузившись в отчаяние. Это отчаяние достаточно быстро переросло в гнев и желание мести. Он взялся за меч, отказавшись от каких-либо связей с магическим прошлым, внимание Андерсона к которому, по его мнению, и погубило семью. Сражаясь с нежитью, он успел побывать в армии Гаритоса, которую достаточно спешно покинул вскоре после заключения Кель'Таса под стражу. Позже его имя оказалось в списке тех добровольцем, кто огнем и мечом оказывал помощь Серебряному Рассвету. По всей видимости он не числился в официальных членах данной организации, но нередко делил с ними общее небо и неоднократно участвовал в совместных битвах, в одной из которых и погиб, защищая Церковь Последней Надежды. Внешне холодный и невозмутимый, в бою он вымещал все эмоции, что переполняли его внутри. Те ярость, гнев и сила, с которыми он сражался и которым себя отдавал, не остались незамеченными в стане врага. И Джон Андерсон был воскрешен рыцарем смерти.
Магические знаки, присутствующие на его теле, уже к моменту воскрешения отсутствовали. Имеется неправдоподобный слух, что Андерсон успел попасть в плен к Алому Ордену, где его пытали и заодно сняли с плоти данные знаки вместе с кожей, но этот слух излишне абсурден. Скорее всего он сам от них избавился, когда отрекся от магии, правда точной информации на данный счет нет до сих пор.

Как бы это не парадоксально, после воскрешения он всё же встретился с сыном, которого так не мог найти при жизни. В Новом Авалоне. Со старшим сыном Эдвардом, рьяно отстаивающем идеалы Алого Ордена. О результате данной встречи, как и иных случаях встречи служителей Плети с родственниками, говорить не приходится. Воскрешение вызвало у Джона определенные провалы в памяти, некоторые из которых не заполнились до сих пор и всё ещё пустуют. Судьба нашего рыцаря мало чем отличается от судьбы других рыцарей из Акеруса и довольно хорошо описана, начиная еще с предательства Артаса при Часовне Последней Надежды. Андерсон в числе солдат Ордена Рыцарей Черного Клинка побывал в таких местах, как Драконий Погост, Зул'Драк и Ледяная Корона, в последней нередко сотрудничая бок о бок с паладинами. Принял участие в Серебряном турнире, где каких-либо существенных успехов не добился. В числе остальных участников ордена Рыцарей Черного Клинка был задействован при штурме Цитадели Ледяной Короны в рамках Пепельного Союза. Раздобыл себе новый именной рунный клинок при поисках в Нордсколе на замену тому, что ему выдали в прошлом в Акерусе.

Несмотря на наличествующие после смерти и воскрешения провалы в памяти, он не испытывал от них какого-либо дискомфорта и не стремился их восполнить, собственное "я" рыцаря ушло на далекий план. Когда с Королем Личем было покончено, новая общая доктрина рыцарей смерти двигала их к искуплению тех грехов, что они натворили под контролем Артаса. Вместе с тем голод до крови и жажда убийств, присущие всем рыцарям, лишь усиливались без новых жертв и вырывали их на фронт боевых действий. Так он покинул орден на долгое время и оказался в армии Альянса, где смог бы помочь живым и покрыть свою жажду. Сходу получив звание лейтенанта, волею судеб он был отправлен на один из важных фронтов в Андорале, где взял под собственное руководство небольшой отряд, в основном состоящий из новобранцев. К отряду достаточно скоро присоединилась его дочь Джулия, прознавшая о судьбе отца и сумевшая найти его на фронте боевых действий. Они воссоединились на время совместной службы, но после поражения в битве за Андорал и последовавших за этим событий Джулия через некоторое время пропала. С тех пор ее больше никто не видел, предположительно мертва. Младшего сына Лоуренса, о выживании которого Джулия знала, Джон не посещал и никоим образом не задавался вопросами о его состоянии.

В дальнейшем Андерсон был переброшен на Тол Барад, в место постоянного месива между Ордой и Альянсом, где сначала прослужил под началом лорда Виктора Ван Дрейка, а затем уже самостоятельно. Несмотря на принадлежность к нейтральному ордену и достаточно холодное отношение к конфликту между фракциями, судьба его зачастую бросала именно туда, где этот конфликт проявлял себя ярче всего. Так он снова поучаствовал в мясорубке с Ордой при высадке на берег Красаранга в Пандарии. Пару раз его хотели повысить, три-четыре раза приставить к небольшим орденам и награда, но каждый раз он отказывался от них, довольствуясь тем, что имел, и не зарабатывая себе имени, без каких-либо устремлений вперед, что в дальнейшем сыграло с ним злую шутку. При загадочных обстоятельствах в ходе одной из операций в Красаранге погиб знатный барон, руководивший выходом в джунгли, целесообразность которого ранее рыцарь смерти при наличии нескольких свидетелей в лагере оспаривал. После смерти барона командование по рангу перешло к Джону, и он вывел отряд из тропического леса, где многие ранее погибли от внезапной встречи с сауроками. Обстоятельства смерти командующего операцией, присутствующего на момент гибели в поле зрения исключительно Андерсона, вызвали подозрения в сторону рыцаря, которые дошли до верхов, но эти подозрения в ходе внутреннего расследования и разбирательств никак не оправдались, повинной в убийстве оказалась Орда. Сама ситуация не возникла бы, если бы Джон ранее не отказался от повышений, тогда бы он изначально стоял на руководящем посту и не допустил данной операции.

Уже на Дреноре в ходе одной из битв с Железной Ордой он отправил сына знатного дворянина, находившего у него в подчинении, вместе с небольшим отрядом на верную погибель. По крайней мере, так огласили ситуацию выжившие. Тот факт, что это требовалось для прикрытия отступления основной части войск, и что лейтенант Андерсон также прикрывал отступление, в бою лишившись руки и утратив рунное оружие, разбитое на осколки, во внимание особо не принимался. Голубая кровь сына лорда, перед которым офицерство так и хотело выслужиться, весила куда больше. Действовать как-либо решительно в сторону Джона и инициировать исключительно показной суд с обвинением в намеренной смерти дворянского сына помешало былое знакомство Джона с лордом Винсентом Ван Дрейком и его прямое вмешательство в ситуацию. В итоге неофициально было решено лишить Андерсона каких-либо руководящих должностей и отправить куда подальше, где он не будет мешать и создавать новых проблем с благородными людьми. Официально же он был послан в особый спец. батальон на службе у Альянса, действующий в тылу, где бы могли пригодиться его необычные навыки. Формально командование понизило его в данном отряде в звании до рядового ввиду особой специфики и статуса отряда, неформально его отодвинули от каких-либо руководящих постов.

Так Андерсон оказался в Вороньем Дозоре, с которым успел побывать во многих точках Азерота, устраняя локальные угрозы Альянсу. Когда угроза Легиона повисла над миром, рыцарь покинул Дозор и стал вновь активно сотрудничать с Орденом Рыцарей Черного Клинка, посчитав, что там от него будет больше пользы. Вернувшись в Акерус, Андерсон прошел путь до победного часа над Легионом бок о бок с Орденом.

После начала странных мистических событий в друстварском регионе Кул-Тираса, связанных с магией Смерти, небольшая группа рыцарей смерти вместе с Андерсоном отправилась в Друствар для изучения местных практик и борьбы с нежитью. Получив силой несколько письменных трактатов, рыцари вернулись в Акерус для изучения полученной информации. После чего Джон снова отправился в Друствар, но уже один, для сбора дополнительной информации, где и пересекся с Вороним Дозором вновь. Эта встреча стала роковой. Общая дорога привела их культу Охотника, практикующему темные таинства, связанные с манипуляциями умершими душами. Магическое влияние культа, воздействующее на разум, разминуло боевых товарищей и обратило рыцаря смерти против былых союзников. Дозор отступил, а Андерсон остался в темном царстве культа, ненадолго исчезнув.

Позднее его вновь заметят на полях сражений, но уже не как союзника – он будет добивать раненых и сражать солдат что Орды, что Альянса, собирая их души в плетенное ожерелье. Дорога приведет его в Ульдум, где рыцарь смерти опять сойдется в схватке с Дозором, защищая реактор душ Охотника от чужих посягательств. Когда же во время битвы явится сам глава культа и изъявит о служении Древним Богам, Андерсон неожиданно обернется против него, объединится с былыми союзниками и вместе с ними сокрушит Охотника. Данный факт был интерпретирован неоднозначно. Если у него нашлась воля освободиться от влияния культа после получения информации об истинных замыслах главы секты, значит он мог сделать это и раньше, но всё же убил, по меньшей мере, два десятка солдат Альянса. Есть основания полагать, что Андерсон добровольно служил культу, не зная их истинных целей и следуя некому высшему благу. Но спросить с рыцаря смерти было некому – после смерти Охотника он бежал с поля боя, открыв на короткий момент врата смерти. В Акерусе Андерсона не заметили, как говорят другие члены Ордена. В конечном счете рыцаря смерти в Альянсе объявили предателем и за его голову назначили солидную награду. С тех пор он так нигде и не проявил себя в открытую.

ID: 18124 | Автор: Fitty
Изменено: 24 июня 2020 — 23:35

Мнения

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
24 мая 2020 — 16:44 Fitty

По сути лист был готов еще два года назад, надо было только дописать пару абзацев и подредактировать текст.
Пусть повисит здесь. Так, для истории.
Не забудьте о спрятанной сверху под спойлером музыке.