Хаемон Обэ
Хаемон Обэ
Haemon
Статус: 
пропал
Внешний вид и характер
Раса: 
Человек
Народность: 
Лордеронец
Пол: 
мужской
Возраст: 
58
Особенности внешности: 


О, благородный Обэ. Я так скучаю по вашим крепким рукам, которыми вы прижимали меня в танце. Грубые, сильные руки. Вы же рыцарь? Так и не рассказали мне, кто вы. Мощные, широкие плечи, ваша твердая грудь, которой я головой примкнуть хотела. Утыкалась в ваши ключицы, лишь бы укрыться от чужих взглядов в моей страсти к вашему телу. Ох, я так люблю его, но не больше, чем ваш благородный лик. Усталые серые глаза. С какой-то стороны усталое, но на деле просто старое лицо ветерана с морщинами. Ах, даже карнавальный лик не смог скрыть ваши превосходные черты лица. Даже шрам, который лишь уголком выглядывал из-под маски на носу. Длинной линией по правой части вашего лица. Вы расскажете мне, где получили? Нет, он не портит то, что пряталось под накладкой - шрамы украшают мужчин. Я заметила по вашей походке: твердый и уверенный шаг, как у настоящих господ. Я видела вас в боях, когда вы, ради сердца любимой дочери разили, одного за одним, своих врагов. Видела ваши четкие отработанные движения, когда вы спасали моего отца. Ваша сила и мастерство, красота и изящность, все это - в одном вашем образе. Кто же вы, о, Обэ? Расскажите мне, когда снова объявитесь в наших краях. Мне очень интересно, как вы выглядите без доспехов и одежд благородных тонов, хотела бы видеть вас во всём вашем обнажённом великолепии. Ах, как же я могла забыть о вашем рисунке. Да, даже его я сумела различить в той кромешной тьме! Извивающийся узор синего цвета на ладонях, переходящий в зелёный, а затем и в жёлтый на руках, успешные линии. Они переплетались вокруг ваших пальцев, когда вы прижимали меня к себе. Они двигались, будто бы живые, сдавливали вас своим металлом, хотелось освободить ваши руки, но была не осуществима эта мысль. Рыцарь Обэ, вы останетесь в моем сердце навсегда, только ответьте мне, пожалуйста.

Доклад капрала Геура Страннхов, ночной караул от третьего дня месяца солнцестояния до четвертого дня месяца солнцестояния.
Я, капрал стражи Штормграда второго полка - Гаур Страннхов, под командованием сержанта Лестра Наромригна. Пишу доклад из ночного караула, по той же причине, по которой покинул пост и поднял тревогу. Опишу со слов солдат и по тому, как увидел лично:"Мы не знаем, куда точно направлялся капитан, но это был точно он! Как пить дать, помним, что двоих убил, троих и потом ещё шестерых. Его не остановить было, конечно, струхнули мальца и в замок убежали, но тревогу первые заголосили. Когда же рядом увидели - сердце в пятки ушло. Взгляд холодный, лицо мертвое - без эмоций. Его серые глаза пылали, а лицо было пустым, лицо было пустым, готовым вобрать в себя любой из наших страхов. Звериный оскал и железная хватка, которой он сдавил плечо. Да, черт, там же латы были, а он их погнул! Нет, демоном стал наш капитан. А таким мужиком был. Тренировал нас, хотя сам был не очень великим воином. Сам допускал осечки, но это, наверное, из-за хромоты. Или из-за руки, которая у него постоянно под плащом была. Больная или сломанная, не знаю, он и не говорил. Не мог он ей орудовать нормально, из-за неё и пропускал удары. Сейчас его недуг как ветром сдуло: движения слаженные, твердые, уверенные. Как клинком-то орудовал - загляденье. Правда, жить хотелось больше, поэтому убежать старались раньше. Капитан с душой остался, не догонял и не убивал почем зря. Разве что наглых дворянских лейтенантов, всегда их ненавидел." Таким образом, хочу доложить о действительности случившегося:"а не от перепитого эля и драк в таверне" - как утверждают другие. Прошу исполнить просьбу об усилении караулов на воротах и стенах для предотвращения следующих ночных вторжений. Итого: семеро раненных и двое пропавших. Пропавшие - никто иные, как заклятые враги капитана Хаемона Обэ: лейтенанты Шлагст Карфалк и Дройл Тагенфор. Соболезнования родителям были высказаны, личные вещи переданы.

На первом рисунке изображен статный господин, который в одной руке держит завёрнутого в окровавленные простыни ребёнка. Другой рукой он прижимает к себе умирающую, с улыбкой, женщину. Женщина тянет одну руку к лицу мужчины и пытается заглушить его немой крик, а другой рукой прижимает ребенка к груди мужа. Обстановка вокруг мрачная. Свечи, пара крестьян у входа в амбар и лошади внутри, можно предположить, что это конюшня. Мужчина на рисунке - Хаемон Обэ, на немой картине он замер с криком. Волос его еще не тронула седина. Длинные, темные волосы захваченные в конский хвост на затылке. Тело сильное, он в синей рубашке с серебряным кулоном на шее, изображение кулона: герб Лордерона. Черные штаны на нем порваны, рядом валяется меч, а на входе рядом с крестьянином стоял рыцарь в гербовом мундире. Значит, он прибыл не сразу. Лицо его гладкое, без старческих морщин и чистый взгляд. Глаза лорда Обэ, на рисунке Трассии, окрашены в зеленый.
Второй рисунок выглядит иначе. Трассия утверждает, что тут отец приходил за ней после своей же смерти. Она говорила, что теперь он призрак. Рыцарь-призрак.Обэ изображён спиной к зрителю. Волосы его седы, одет в темные латы. Крепления на них незаметны скорее всего пластинчатый доспех. Левая рука указывает куда-то вверх, другая сжимает маленькую ручку дочери. Перчатки на руке нету. На рисунке, девочка отметила его руку особенным цветом. Её кожа на рисунке была окрашена в розоватый, настоящий цвет. Цвет кожи Хаемона был почти белым, сероватым. Татуировка никуда не пропала. В месте куда указывал Обэ висел замок. Огромный замок из темного камня украшенный, черепами. Замок принято считать фантазией девочки, потому что строения не умеют летать. Лицо рыцаря изображено в профиль, поэтому было заметно, как дочь изобразила впалые щеки и новые шрамы на лице её отца.

Месяц зимнего покрова, день неизвестен.
Чертовы горы. Они сводят с ума, мы уже неизвестно сколько времени тут находимся. Солдаты пропадают один за другим. Зачем я вообще подался на эту службу в армию? Вылавливать разбойников? В горах? Было бы смешно, если бы они сами к нам вышли. Это их владения. Мы гости в чужом доме. Как воры, только с оружием. На нас валятся камни, появляются ямы под ногами, зверье выходит прямо в лоб. Я уже не слушаю нашего капитана, тот как будто сошел с ума. Гонится за невидимками. Если бы можно было получать тут письма от родителей, было бы легче. На этом закончу запись, чернила нужно экономить.
Месяц начала зимнего покрова. Второй день мертвецов.
Холодно. Я не успел попрощаться с родителями. Уехал, поругавшись с родителями. Мне, видите-ли, не служить надо, а семью завести. Будто бы это было когда-то нужно. Оба слегли от лихорадки. Чертов месяц. Помянул их и в добрый путь, армия ждет.
Месяц огненного солнцеворота.
Болезнь прихватила: кашляю, слабость в теле, и рука ноет - рана от арбалетного болта. Вот, лежу в лазарете и набираюсь сил. Решил перечитать письма родителей. После поступления на службу я уделял им мало времени. Теперь постоянно испытываю чувство вины. Быть может, если бы я был рядом, такого бы не случилось. Отец пишет, что я стал тщеславным. Мать поддакивает, дополняя тем, что я стал не тем, кого они воспитывали. Служба ломает. Нужно отдыхать.
(Название месяца несколько раз перечеркнуто.) День любовной лихорадки.
Это был прекрасный день. Снега после зимнего покрова начали таять, а солнце вставало раньше, поднимая нас на службу. У величайшего короля Теренаса Менетила родился сын и в королевстве объявили большое празднество. Нас отпустили погулять, навестить родных. Навещать было некого, дед с бабушкой в Штормграде, а в столице родителей больше нету. Поэтому решил наведаться на большой праздник. Там-то я и встретил её. Хоровод звезд стоял над нами, когда мы танцевали. Её зовут Кое. Прекрасное имя. Может, я встретил свою любовь?
(Название месяца не записано.) День празднества Тыквовина.
За все мои прожитые года я понял, что каждый раз сильно менялся. Со смертью родителей, с появлением возлюбленной, посвящением меня в рыцари. Это ещё не все. Солдаты, прослужившие со мной добрую половину моей жизни, говорят, что я стал справедливее, мудрее. Поднялся в их глазах из зеленого рядового в опытного наставника. Солдатам поначалу было странно слышать от меня советы, ведь я получал от начальства наравне с ними. Капитан, всегда готовый помочь твердой рукой или же отеческим советом. Главное мое событие в этом месяце - рождение дочери. Маленькая девочка со светлыми волосами и янтарными, как у матери, глазами. Назвали Трассия. Трассия Обэ. В память о матери, я буду хранить дочь от всех бед. Мать умерла при родах.
Месяц черного снега. День поминания погибших.
Война захлестнула наш мир. Неизвестные существа вторглись в мир и развязали войну. Причем это была не холодная война и какие-то переговоры о возможности занятия земли. Они пришли неизвестно откуда и сравняли с землей город Золотого Льва - Штормград, убили короля Ллейна, а далее эта война захлестнула добрую половину материка. Мы победили, орки содержаться в резервациях, а их вождь, Оргрим Молот Рока, гниет в тюрьме. Я вернулся домой и застал свою дочь в самом расцвете, ей было как раз десять лет. Эту запись я делаю в связи с нашим переездом в дальние края. Дочка хочет немного посмотреть на мир.
Месяц морозных ветров.
Мы собираемся отбывать в Нордскол, царство вечных снегов. Я скучаю по дочери, надеюсь, моя мать её сохранит. Король Артас требует нашей отправки в дальние земли. У меня болит голова, вокруг царит вонь мертвых тел. Вчера мы убили столько обыкновенных людей: мужчин, женщин и детей. Было не важно, они были заражены. Мои солдаты находятся в страхе, их осталось мало. Мы много сражались с нежитью. Нас ждут новые земли. Посмотрим, что будет дальше.

Мировоззрение: 
Хаотичный злой
Мастерство и знания
Класс: 
Рыцарь смерти
Способности: 


- Дружище, я сейчас тебе такое расскажу, не поверишь, - бородатый полурослик медленно наливал брагу в кружку, - Сижу я в лесу, ледяном лесу, на охоту выйти решил, называется. Ну, так вот, сижу в засаде и жду. Иногда гляжу в прицел мушкета, он у меня добротный, далеко видно. Тут, чувствую, похолодало, аж дрожью бить начало. Ну, списал я это дело на то, что вечерело, и уж думал собираться обратно, как резко дыхание прихватило. Я выглянул из кустов, а там идёт кто-то. Думаю, гулял кто-то и забрел сюда, странник обычный, но, как гляну, душа в пятки падает, жуткий тип. Думал, маньяк какой-то, а он к кургану старому подошел и ковырять что-то начал. Расхититель гробниц значит-с, знаем, проходили. Я уже зарядил патрон и готов был стрелять, как почувствовал, что сейчас в штаны наложу, ей титану. Почему же? - после этого вопроса, дворф начал шептать, - а потому что после пары взмахов руками из кургана скелеты полезли, чес слово. У меня даже кончики бороды поседели. - Демонстративно, вырвал пару волос из бороды и провёл ими перед носом собеседника. - Вот думаю, сектант, какой то, их в наше время пруд пруди. Я сижу, в прицел наблюдаю. Он - глядь в кусты, я через прицел на его рожу гляжу, а темно уже, ни черта не видно, только глаза серые, пустые. Стекляшки прям. И тут-то я струсил и, бросив мушкет, прочь побежал. После двухсот футов, чувствую, отпустило. С тех пор я один по лесам не шастаю, не хочу потом быть на побегушках у сектантов каких-нибудь, тьфу ты! - после этого, со злостью кинул кружку куда подальше. (Неизвестный дворф-стрелок)

Ночь в лесах...

Ночь окутала все и вся. Темень была, хоть глаз выколи. Единственным источником света была луна. Но она была необычной. Она словно пульсировала розовым светом. Кровавая Луна - так ее называли в моих краях. Я находился вдалеке от оплота немертвия, в Серебряном Бору. Все время слышался волчий вой, но меня он не заботил. Я просто сидел возле склепа и думал о былой жизни, о былых мыслях, о былых мечтах. И даже не заметил, как поднялся белый туман. Стало холодно, очень холодно. Этот холод проникал до невообразимых глубин души. Осмотревшись вокруг, я так никого и не обнаружил и решил уйти, что-то мне кричало об опасности. Но этот внутренний крик, был каким-то тихим, и был еле различим в ночной тиши. Отправившись в путь, я взял в руки свой кинжал, своего верного друга. Он не раз меня выручал. Туман становился все плотнее, памятники и эпитафии вокруг были уже еле заметны. Я уже почти видел выход из этой ложбины, но вскоре он скрылся. А потом раздалось множества шорохов и оглушительный хруст костей. Не успел я обернуться, как прямо передо мной стоял вурдалак и живо меня изучал своими глазами-бусинками. То и дело резко менял положение головы. Он как будто чего-то ждал. Решив, что мне с ним говорить не о чем, я просто прошел мимо. Как ни странно, гуль за мной не последовал. Но я наткнулся на второго, у этого, были все бинты перепачканы гнилью и кровью. Но и он не атаковал, он все также на меня смотрел, сверля взглядом. Совершенно не понимая, что происходит, я крепче сжал рукоять кинжала. Выход был и близко и далеко, складывалось впечатление, что он удаляется назло мне. Плюнув на осторожность, я просто пошел на пролом, и вскоре меня сбила с ног черная фигура. Стало еще холоднее прежнего, к моего горлу был приставлен огромный меч с синими угловатыми символами. Они светились мягким голубым светом. Латы тоже источали холод, они словно были вороненые, целиком черные, без просвета. Глаза были серыми, они словно отражали лунный свет.
- Я тебя помню! - сказал он словно искусственным голосом, который отражался эхом в моем сознании, тысячей голосов. - И ты меня ВСПОМНИШЬ!
Все резко изменилось, я был в горах, везде был холод пуще прежнего. Я согнулся пополам, мои кости хотели лопнуть от этого холода, была метель, которая застилала взор. Вверх вела маленькая тропинка к вершине горы. Я пошел по ней и вскоре оказался на ровном плато, прямо предо мной стоял прозрачный кристалл в виде трона, на нем кто-то сидел. Этот кто-то смотрел прямо в мою душу. И мне он был почему-то знаком.
- Ты думал, ты сможешь убежать от меня? Ты думаешь, я про тебя забыл? Неужели ты не хочешь получить силу? Я и так поступил слишком щедро, предлагая свой союз сейчас! Отвечай!
- Мне ничего от тебя не надо!
- Тогда УМРИ!
Я снова вернулся на кладбище, этот рыцарь держал меня за шею одной рукой. Он также все смотрел мне прямо в глаза. А потом он просто рассмеялся. И швырнул меня, не глядя, прямо на памятники и камни. Я сшиб спиной три эпитафии. Но встать так толком и не получилось. Он уже был рядом со мной, а слева и справа от меня, стояли те самые два гуля. Я попытался встать, но меня швырнули обратно наземь. Холод стал нестерпимым. Мне казалось, будто уже и на этом кладбище шла та самая вьюга. Последнее, что я помню - это его меч, он странно светился. Еще ярче прежнего. Меня сковал лед, который проходил кристаллами сквозь мое тело, и все окутала тьма.

Адепт: 
Отсутствуют


Наша верность будет вечна.
Мы - Личная гвардия Его.
Мы - Следуем воле Его.
Мы - Несем Свободу.
Король-Лич открыл нам глаза на этот мир. Он открыл предательства. Ложь. Нету счастья в любви. Счастья нет. Он дал всю истину, раскрыл затянутые туманами глаза. Его приказ не оспорить.
Смерть - наше призвание.
Но мы ему не служим, что вызывает усмешку на Его лице.

Знание языков: 
Всеобщий (Common), Язык трущоб/Наречие нежити (Gutterspeak)
Место в мире
Род занятий: 
Рыцарь Смерти Плети.
Места пребывания: 


Мы свободны.
Мы правим нашей волей.
Мы вольны забрать или подарить.
Мы вольны идти туда, куда нам вздумается.
Мы все ещё воюем против его власти, это будет вечно.

Отыгрыш
Активность: 
постоянный отыгрыш
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа.
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа.
  • Возможен перенос персонажа в другой игровой мир.
ID: 14833 | анонимный автор
Изменено: 4 марта 2014 — 11:23

Мнения

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
11 декабря 2013 — 19:05 Колдун Павший лорд

Какой раз этот лист уже выкладывается?

12 декабря 2013 — 20:11 Black Inquisitor

Морэнчик, дорогой, давай сыграем? Давно тебя не видел.
Ты так подло ушел.

13 декабря 2013 — 6:01 Автор

Нет в этом подлости. Попроси у кого-нибудь скуп мой.

14 декабря 2013 — 0:58 Black Inquisitor

В личку хоть бы отписал.