Иллиас Расколотое Древо
Иллиас Расколотое Древо
Drévo
Статус: 
жив
Внешний вид и характер
Раса: 
Ночной эльф
Пол: 
мужской
Возраст: 
10254
Особенности внешности: 

Совсем недавно этот ночной эльф выглядел молодо - но за проведенное на Дреноре время он словно махом постарел на несколько тысяч лет. Лицо приобрело более жёсткие, волевые черты, пусть пока и не пестрит морщинами. Золотистое сияние глаз, ранее спокойное и мудрое, теперь стало скорее мрачным и колючим. Лишь жесткие темно-синие волосы все так же вьются до лопаток и спадают на грудь, иногда цепляясь за короткую бороду.

Его движения стали более резкими, порывистыми, но от того едва ли менее точными и быстрыми, чем ранее. Он сутулится и выглядит истощенным. И раньше был не самого крепкого сложения, теперь и вовсе похож на насмешку над статью и грацией своего народа. Бледные руки чаще всего холодны и имеют неожиданно сильную хватку. Да и в целом, пусть друиду и не хватит сил, чтобы свернуть горы, он достаточно вынослив, чтобы перейти их, и вполне живуч, чтобы не погибнуть под случайным камнепадом.

Своей любви к тяжёлым длиннополым одеждам Иллиас все еще не изменил, но с привычными друидскими доспехами из крепкой кожи и живых растений ему пришлось расстаться. Все, что есть у эльфа сейчас - не очень надежного вида одеяние из серо-буро-зеленоватой кожи, плащ с капюшоном и маской, да посох. Грудь, ворот, плечи и наручи одеяния защищают когти из похожего на тусклое золото металла, очевидно, сработанные араккоа. Навершие посоха - единственной уцелевшей вещи из прошлого - также являет собой их излюбленную когтистую спираль.

Особенности характера: 

Дренор порядочно его изменил - и даже если бы друид пытался стать прежним, мягким, не всегда самодостаточным и не всегда уверенным в себе, вряд ли бы так вышло. Постарев внешне, он словно заново родился внутренне, став более прямолинейным, циничным и решительным.

Как и прежде, Иллиас верит в превосходство разума над инстинктами, и именно поэтому он не владеет ни одним звериным обликом. Его путь подразумевает тесное взаимодействие с природой, но друид предпочитает быть незримым наблюдателем, что поддерживает баланс, решая сложные загадки Изумрудного Сна, чем непосредственной частью природы, что бегает по этой самой природе на четвереньках и бьет нарушителей баланса лапой. По этой же причине он не особо доверяет Древним и большинству других друидов.

Не любит идти на риск, действует только когда уверен в своих силах. Говорит обычно тоже лишь обдумав свои слова, лучше промолчит, чем скажет глупость. Принятым на лету решениям и импровизации предпочитает продуманный план с разнообразием путей отхода. Не склонен к пустой болтовне и праздной трате времени - так что кажется более замкнутым, чем является на самом деле. Склонен подолгу молчать, размышляя о чем-то своем.

Старается не проявлять свои эмоции, особенно негативные. Печаль, страх или злость он прячет глубоко внутри себя, в моменты опасности или скорби словно напрочь теряя способность выражать какие-либо чувства. Однако в спокойной обстановке он не так уж и угрюм, как иногда кажется. А в хорошем настроении имеет привычку что-то тихо напевать себе под нос. Страшно смущается, если это заметит кто-то посторонний.

Неожиданным довеском к ослабившему тело проклятию стала агорафобия, боязнь открытого пространства, а также непереносимость даже неяркого света. Благодаря этому, сейчас друид проводит время в основном в дремучих чащах, уютных пещерах или на худой конец маленьких хижинах, да прячет постоянно глаза за плотным капюшоном и маской.

Мировоззрение: 
Нейтральный добрый
Мастерство и знания
Класс: 
Друид
Специализация: 
Целительство
Способности: 
Исцеление
Все же его освоению друид посвятил большую часть своей жизни. Он может наскоро залатать рану, а в дальнейшем не оставить от неё и шрама с помощью длительных омолаживающих чар, способен оживить участок мёртвой земли или даже недавно погибшего соратника.
Власть над Сном
В Изумрудном Сне законы мироздания не властны над друидом, а опыт тысячелетий позволяет ему играючи изменять мир вокруг себя, чтобы через Сон воздействовать и на реальность. Либо просто использовать царство Изеры как кладезь информации о природе или безопасную гавань, где можно залатать раны и набраться сил.
Иллюзорные соратники
Ирреальные фигуры, что иногда приходят ему на помощь, не имеют ничего общего с магической школой иллюзий. Это скорее воспоминания, сохранившиеся во Сне и вернувшиеся в реальность благодаря темным чарам Анзу. Годятся, чтобы отвлечь врага неожиданным ударом и тут же рассыпаться в пыль.
Бегство из реальности
А сам друид может исчезнуть, затерявшись где-то между мирами. Выученные у чудесных дракончиков чары достаточно сложны, чтобы бегство длилось не дольше нескольких секунд - но зачастую бывает достаточно и этого.
Навыки и профессии: 
Начертание
За прошедшее время друид достаточно сильно развил свои навыки в этом искусстве. Несмотря на то, что начертание считается работой исключительно с тайной магией, его символы способны воздействовать на природные чары и даже взаимодействовать с силами Света. Также эльф разбирается в травах и приготовлении чернил с различными магическими свйоствами.
Лидерские навыки
В тяжелой ситуации может принять командование небольшим отрядом, проработать тактику и составить план действий, после чего лаконично и доходчиво объяснить и убедиться в его исполнении. К власти друид никогда не стремился и командовать не очень любит, но временами, особенно в военное время, приходилось.
Адепт: 
Друидизм

Друид стал одним из последователей Анзу после того, как темная сила бога-ворона защитила его от проклятия Сете. В отличие от жрецов Когтя, целитель воспринимает Анзу скорее как одного из Древних, только гораздо более разумного.

Знание языков: 
Всеобщий (Common), Дарнасский (Darnassian), Дренейский (Draenei)
Инвентарь: 
Тень Ворона
Тяжелое кожаное одеяние, укрепленное вставками из металла, который, пусть и похож на потемневшее золото, почти не блестит на свету и куда прочнее. Помимо просторного капюшона и высокого жесткого ворота лицо защищает маска, формой напоминающая клюв. Основу друид сделал сам, вставки - работа араккоа.
Ветвь
Посох из светлого дерева, украшенный резьбой и обвитый множеством лент. На навершии - когтистая спираль, традиционный символ араккоа. Ранее был ветвью нордскольского Великого Древа, единственного, что не было затронуто Кошмаром.
Место в мире
Род занятий: 
Независимый эксперт по неприятностям
Хронология: 
/* Детство, отрочество, войны */
Родился в городе Констеллас, что в лесу, позже прозванном Оскверненным, за пару сотен лет до Великого раскола. Свою мать он помнит очень смутно, последнее, что ему было известно - что та примкнула к Высокорожденным Азшары в начале Войны Древних.

Война застала Иллиаса незадолго до совершеннолетия; вместе с отцом и братом он сражался под знаменами Кенария, после чего разделил с ними же судьбу друида и десять тысяч лет провел в Изумрудном сне, практически не пробуждаясь. С самого начала он пошел иным путем - не с Малфурионом, а за Дремлющей и ее стаей.

Очнулся целитель во время Третьей войны. Пока люди, орки и ночные эльфы сдерживали Легион на подходах к Хиджалу, Иллиас трудился в тылу, помогая раненым и заботясь о припасах. Они победили, но не только ценой множества павших. Отец друида одним из первых слег в могилу из-за хвори, коим вновь стали подвластны дети звезд. Из всей родни у целителя остался лишь старший брат Фаларион - но их взгляды на жизнь изрядно различались и после очередной ссоры вспыльчивый друид-медведь отбыл в Восточные королевства вместе с одной из первых миссий ночных эльфов.

Некоторое время спустя Темные берега содрогнулись из-за низвергнувшегося на острова неподалеку небесного тела. Иллиас был одним из первых, кто направился туда и, соответственно, налаживал контакт с дренеями. Симпатия, которой он проникся к беженцам с Дренора, была достаточно сильной, чтобы друид провел там более года, общаясь с их ремесленниками и жрецами, постигая чудеса их Света и мудрость Наару.

А потом настала война Плети. Друид примкнул к Авангарду и отправился в Нордскол. Незадолго до ее начала целитель узнал о том, что его брат пропал без вести в боях с нежитью, но еще есть надежда найти его в рядах Черного Клинка. Он дошел до Ледяной Короны, снова был в Наксрамасе, вышел победителем на Серебряном Турнире и поднялся до самого Ледяного Трона... И вернулся вместе с немногими выжившими в битве за Сияние Рассвета. Несмотря на все это, поиски Фалариона не увенчались успехом. Вслед за остальными целителю пришлось признать своего брата погибшим.

/* Начало отыгрыша; Катаклизм */
Пока остальные праздновали победу, калдорай вернулся во Фьорды, какое-то время прожил там, но вскоре с одним из ледоколов вернулся в Каз Модан. В небольшом трактире в верховьях Болотины он познакомился с Анфиссой Серебряный Ветер, обычной охотницей с серебристыми волосами. Вместе ночные эльфы побывали в бывших Чумных землях, где во всю велись работы по искоренению порчи из многострадальной земли. Там их застал Раскол, и вскоре они порознь отправились на защиту Мирового Древа.

Когда угроза Хиджальской горе миновала, они вместе с Анфиссой вернулись в Ревущий Фьорд, откуда отправились в Седые Холмы и остановились в неприметной деревушке под названием Тихолесье. По неудачному стечению обстоятельств в это же время деревня подверглась нападению Древнего зла. Во время одной из ментальных атак друид поддался внушению, будто по его вине погибла Анфисса. Калдорай потерял рассудок и скрылся в неизвестном направлении, бросив остальных в практически безнадежном бою с порождениями кошмара.

Несколько недель спустя Анфисса нашла обезумевшего эльфа в мрачных недрах Фордрассила и смогла вернуть ему разум, что едва не стоило охотнице жизни. Утративший способность к исцелению друид чудом не позволил девушке погибнуть от им же оставленной раны и после нескольких дней блуждания по лесу помирившиеся путники очутились в Приюте Янтарной Сосны. Оттуда они медленно, но верно, отправились в Даларан, по пути встретив двух гиппогрифов - Пламенеющего, старого друга целителя, и птенца, которого спасли от одинокой смерти в горах и из-за отсутствия других решений взяли с собой.

В городе магов эльфы провели не так уж и много времени - как раз чтобы охотница могла передохнуть, а друид - выполнить свое задание, ради которого, собственно, он и отправился в Нордскол. Они уже собирались вернуться на Калимдор - но тут Анфисса неожиданно исчезла, не оставив ни малейшего следа. Целитель, потрясенный утратой, все же воспользовался порталом в надежде найти ее.

/* Пандария и Дренор */
Поиски привели к неожиданному результату. В дебрях Фераласа он познакомился с Шией, молодой и немножко беспризорной эльфийкой с зачатками друидского дара. Невесть зачем калдорай согласился стать ее учителем и вскоре они вдвоем отправились на неизведанный южный материк как часть экспедиции Тиранды.

Пройдя нелегкий, но довольно интересный путь от храма Красного Журавля и до Вечноцветущего Дола, друид так и не нашел возлюбленную, но зато неплохо обучил Шию и навел порядок в голове с некоторой помощью философии пандаренов. Сделав еще немного добрых дел, после падения Властелина Грома Шиа и целитель с чувством выполненного долга вернулись на север.

Спокойная и почти - разок все же довелось освободить одного древнего духа от гнета одного безумного друида - почти скучная жизнь длилась недолго. В один прекрасный день целителя чуть ли не из постели телепортировали спасать мир от Железной орды - герой Нордскола же, наверняка поможет по доброй памяти. Сражаться с многочисленными, но не такими бесконечными как Плеть орками оказалось скучно и после битв у Карабора и Шаттрата друид отправился в Пики Арака. Там скучно не было: угодив в ловушку сетекков, он попал под то же проклятие, что и все изгои, и без неожиданной защиты Анзу дела были бы плохи.

Пытаясь побороть бурлящую кровь и подступающее безумие, целитель сам не заметил, как попал на арену орков Изувеченной Длани, и даже убил несколько других бойцов собственными кошмарами. Там же, в клетках, пленный жрец когтя спас измученный разум эльфа за завесой Повелителя Воронов, дав возможность укрыться в тени Изумрудного Сна и хорошенько разобраться в самом себе. Выбравшись из плена благодаря отряду удачно проходивших мимо приключенцев, ночной эльф остался с изгоями, медленно, но верно приводя себя в порядок.

Когда Гул'Дан осквернил Танаанские джунгли, друид направился туда вместе со многими, но больше не на битву с Легионом, а чтобы продолжить освоение темной магии Повелителя Воронов, а также изучать дренорскую природу и ее связь со Сном на примере глухих чащ, болот и пещер.

Фракции: 

Старается не причислять себя к Альянсу. Со времен войны в Нордсколе состоит в рядах Серебряного Авангарда, но сейчас о рыцарях достаточно крепко забыли, чтобы завалявшиеся в сумке накидка и даже знак Сияния Рассвета не имели почти никакого веса.

Прозвища, звания, титулы: 

Большинству известен просто как "Целитель". Для тех немногих, кому этого недостаточно, называет себя "Поварро", скрывая свое настоящее имя. Что это за прозвище, как да когда оно получено - не говорит.
По факту носит титул "Сияние Рассвета", но о Падении Короля-Лича старается лишний раз не вспоминать и это звание тоже не афиширует без надобности.

Места пребывания: 

С родными землями Калимдора, как и с союзными Восточными Королевствами, целителя не связывают никакие приятные воспоминания. Так что этим двум континентам он предпочитает холодный Нордскол. Как ни странно, у друида есть дом. В предгорьях Ревущего фьорда, на границе снегов, не так далеко от крепости Вилдервар.
Последнее место, где его видели - это дебри Танаана, где он изучает загадки местной природы, прежде чем вернуться на Лунную поляну. До того - Пики Арака, а также дренейские поселения и орочьи руины Призрачной Луны.

Отношения: 

Старается относиться ко всем непредвзято. Следуя долгу целителя, он спасет жизнь хоть орку, хоть мурлоку, если таковые вдруг окажутся в рядах его союзников или хотя бы не в рядах его врагов. Однако вышеупомянутый долг ничуть не мешает относиться к большинству рас с высокомерной иронией, исключая разве что дренеев, шу-хало и араккоа (к ним отношение скорей уважительное), а так же людей, как живых, так и не очень, и воргенов (здесь больше холодного презрения). К своим сородичам калдорай испытывает смешанные чувства.

Командование Альянса - в том числе и Малфурион с Тирандой - не является для целителя авторитетом. Войну с Ордой он считает бессмысленной и придерживается нейтральной позиции наряду с Серебряными рыцарями.
Неожиданно тепло относится к друидам Пламени (да простится мне этот каламбур), стражницам Майев, Высокорожденным и прочим, не таким опасным изгоям калдорай. А настоящую преданность испытывает разве что к роду изумрудных драконов. Они были и остаются мудрыми наставниками во Сне и за десять тысяч лет стали друиду ближе, чем многие Дети звезд.

Семья и друзья
Семейное положение: 
одинок
Родственники: 

Практически вся и без того малочисленная родня друида пала в войне Древних и Третьей войне. Часть родственников при этом поддерживала Азшару; кто знает, может быть, кто-то из них еще скитается по миру в облике сатира или наги? Целитель старается не думать об этом.
До недавних пор единственным близким эльфом был брат Фаларион, который пропал во время одной из атак на Наксрамас. Считался погибшим, однако тело его не было найдено. Позднее дошли слухи, что Фал выжил и отправился в Нордскол, однако его поиски ни к чему не привели.

Незадолго до второго Раскола у ночного эльфа появилась спутница, обыкновенная на первый взгляд эльфийка с длинными серебристыми волосами. Со временем друид понял, что именно с ней он хочет провести простирающуюся впереди вечность, преодолевая все жизненные препятствия, разделяя радости и скорби. Вскоре после победы над Смертокрылом Анфисса бесследно исчезла, и это стало для целителя настоящим ударом. И только после нескольких лет, проведенных в поисках по всему свету, Иллиас все же смирился с невозможностью вернуть ее.

Также стоит упомянуть новоявленную ученицу друида, Шию. Молодую эльфийку он считает чуть ли не дочерью, которая вот только-только повзрослела и уже может гулять сама по себе.

Питомцы: 
Пламенеющий гиппогриф
Сложно назвать Пламенеющего питомцем, скорей это один из самых верных друзей, которые остались у друида. Знакомство завязалось, когда гиппогриф чуть не погиб на руках ночного эльфа, и с тех пор эти двое были практически неразлучны до начала дренорской кампании.
Отыгрыш
Активность: 
эпизодический отыгрыш
  • Это любимый персонаж автора.
  • Перенос персонажа в другой игровой мир невозможен.
Логи: 
Иллиас Расколотое Древо
Иллиас Расколотое Древо
Иллиас Расколотое Древо
ID: 3598 | Автор: Dreamer Drévo
Изменено: 22 декабря 2017 — 14:28

Мнения

Хаала

Поварро - лекарь, и этим сказано если не все, то многое. Его спокойствие может сравниться только с его занудством. Если раненые не лежат на указанных им местах, то он обязательно найдет их и уложит назад, и одеялом накроет… разве что, колыбельную не споет. Если же раненный сопротивляется лечению, то этот ушлый друид просто усыпит его чарами.

Но если честно, то не знаю, как бы Азерот выжил во всех потрясениях без таких как он. Как и Тран, спасший меня на Серебряной Заставе, Поварро скорее упадет в обморок от бессилия, чем оставит кого-то без лечения. Думаю, с него станется кинуться спасать раненного даже в пасть дракону.

После той ночи в Тихолесье он пропал, но тела не нашли, а значит надежда еще есть. Искренне хочу верить, что с Поварро все в порядке, и что Анфисса разыщет его. Также надеюсь, что однажды и мы повстречаемся вновь, ведь тогда я забыла сказать целителю спасибо…

Майн Огнепряд

Ну что можно взять с этого дерева? Немного надменное, немного занудное, местами скучное до полусмерти... Но если в твоем отряде есть такой врачевала - то значит, никто не умрет. Никто. Поварра в лепешку расшибется и ухи узлом позавязывает, но ни одна паскуда не отдаст концы, как бы та не старалась. Своими глазами видел, да не один раз, честное слово!