Она пришла вовсе не для того, чтобы погасить огонь, бедняжка хотела погреться. Но огонь, как и все теплое, гаснет, когда Морра садится на него. Морра снова разочаровалась в своих ожиданиях.©Туве Янссон, Волшебная зима

Изначальное намерение героя романа вполне здоровое. Он знает, что границей каждого человека являются Другие; опрометчиво выводимое из этого заключение, будто уничтожение Других предоставляет субъекту абсолютную свободу, является ложным в психологическом отношении, подобно тому как ложным в физическом отношении было бы утверждение, что раз вода принимает форму сосудов, в которых ее держат, то, разбив все сосуды, мы можем предоставить воде "абсолютную свободу". На самом же деле, подобно воде, которая, лишившись сосудов, растекается лужей, человек, оставшись в полном одиночестве, взрывается, причем взрыв этот представляет собой форму полнейшего отхода от культуры. ©Станислав Лем, Абсолютная пустота

Сказочница Шилаг

Сказочница Шилаг
Игровой мир: Страж смерти
Игровое имя: Шилаг
Статус: нежить
Активность: эпизодический отыгрыш
Раса: Нежить
Пол: женский
Возраст: 36
Игровой класс: Разбойник
Мировоззрение: Хаотичный злой
Языки: Всеобщий (Common), Язык трущоб/Наречие нежити (Gutterspeak)

Факты

  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа.
  • Отыгрыш персонажа ведётся в закрытом кругу.
  • Перенос персонажа в другой игровой мир невозможен.

Внешний вид

Да, это она. Тот резкий, угловатый силуэт, что порой маячит, словно стесняясь войти, у ярмарочных ворот, что мелькает за окном в сумерках, когда дети ложатся спать. Краем глаза ты улавливаешь движение, поворачиваешься — нет там никого, словно и не было никогда. Выдыхаешь, улыбаешься, успокаиваешь себя: «Показалось». Нет, не показалось. Вот в прошлом августе, когда лавка сгорела у Мунов, хотя что там лавка — и вся семья вместе с ней, только дедушка и остался, — так вот, старик Мун еще полгода твердил, что видел высокую женщину в темном плаще, она, мол, и подстроила. Только дед давно уже умом тронулся, это любому ясно, верить ему никто не поверил. Говорил, значит, высокая она и худая, а лицо такое, что вроде все разглядел, а в жизни не запомнишь его. Вроде как глаз не видно.
Про глаза — это, значится, страшилка местная. Ребятишки тоже все твердят про тетку без глаз, то есть с повязкой. Есть ли там глаза — это уже дело десятое. Только у их тетки еще волосы, как озерная тина, и ногти, как у мертвеца, и… что там еще… по-разному все рассказывают, все и не упомнишь.
Как-то так получилось, что никто из взрослых ее ни разу не видел. Из детей-то кого хочешь спроси — каждый хоть раз встречал Сказочницу, а большинство и не по разу. Повязка на ее глазах по верхней кромке вся в старых кровавых пятнах, а понизу сочится гной, иногда чуть-чуть, а иногда чуть ли не рекой течет. Но она не слепая, это уж точно. Потому что она, во-первых, смотрит, а во-вторых — видит, это прям желудком чувствуется, что она тебя видит. Не спрашивайте меня, как.
А Сказочница она потому, что рассказывает то про Короля, Который Превратился в Репу, то про Сиротку Матти, то про Кузнеца и Смерть, в общем, все такое. Только никто ее особо не слушает, потому что она страшная, а голос у нее такой сухой и пыльный, словно ботинком по крыльцу шаркают. Ну она и уходит, потом появляется в другой деревне и рассказывает там, а в предыдущей деревне становится на одного-двух детей меньше, потому что тех, кто ее не боится, Сказочница забирает с собой в страну фей. Она любит детей. Так они сами говорят. Ведь только им она показывается, а взрослые и не верят в нее вовсе, никто ведь не верит в того, кого только краем глаза и видно.

Характер

«Шилаг особенная», — сказала мама, когда к четырем годам дочка так и не произнесла ни одного членораздельного слова. «Она у меня особенная», — повторила мама, когда семилетняя Шилаг, испугавшись священника, спряталась под церковную скамью и, обхватив колени руками и мерно раскачиваясь, ревела и мычала, с сухими глазами, неистово царапая всех, кто к ней прикасался. «Особенная», — счастливо выдохнула она, когда в девять лет Шилаг заговорила — бойко, грамотно, но на удивление монотонно и отстраненно, словно читала с губ невидимого суфлера. Когда каждому идиоту стало понятно, что Шилаг особенная донельзя, мама стала звать ее святой.
Все валилось из рук у этого особенного святого ребенка, помогать по дому она так и не научилась — в один прекрасный момент ее и учить перестали, безопаснее так, еще поранится. Зато память ее была безупречной, Шилаг выучилась читать и писать так быстро, словно всегда умела. С каждой ярмарки отец привозил ей книгу — дорогую, толстую, с красивыми картинками и множеством волшебных историй. Книги хватало ненадолго, на ночь, максимум на две, но девочка снова и снова перечитывала каждое из своих сокровищ, перечитывала даже во сне, беззвучно шевеля губами.
Другие дети не играли с ней, конечно, а она так страстно желала с кем-нибудь дружить. Забивалась в угол на празднике урожая, завистливо пожирая глазами смеющиеся разномастные стайки, подслушивала и подглядывала, попадалась, терпела побои и издевки. И все равно хотела их. Как знала до последней буквы она свои сказки, так и сверстников хотела изучить до самого тоненького волоска, самой крошечной песчинки под ногтем, чтобы друзья были с ней хотя бы в ее реалистичных снах. Но дети менялись, дети вырастали, и. Ее. Это. Бесило. Она не замечала, как растет сама, не любовалась собой в зеркале, не влюблялась, не жаждала поскорее повзрослеть.

Шилаг не осознала до конца, что мертва. Чуткое, но крайне избирательное сознание не уловило того момента, когда ее примитивная любовь исказилась гримасой ненависти. Желание обладать никуда не исчезло, но появилось еще более мучительное — желание уничтожить. Отомстить презрительно смеющимся детским глазам, сжимать в руках маленькие сердечки, которые теперь будут биться только для нее. Желание спасти их, стареющих, остановить безжалостное время. Шилаг все еще их любила.

Места пребывания

Говорят, она пришла откуда-то с Севера. Впервые женщину с крохотным грязным узелком, похожую по описанию на Сказочницу, видели в Стромгарде незадолго до падения города — тогда она еще не избегала взрослых, да и ничего плохого, кажется, не сделала. Примечательно, что одна из ее любимых сказок никогда нигде не издавалась и известна была только в Амбермилле — строго говоря, это была местная городская легенда — так что велика вероятность, что Шилаг родом из Серебряного бора. Если это верно, сейчас она очень далеко от дома. Плотные кроны Элвинна, укромный сумрак Дасквуда — вот ее новое убежище, иногда наведывается она и в Красногорье. Но Сказочница Шилаг никогда не задерживается надолго, ведь ее и так никто не приглашал. Не нужны ей ни пища, ни отдых, даже оружие не нужно — ее ловкие пальцы с острыми ногтями обращаются с маленькими друзьями куда нежнее бездушной стали. Так и скитается Шилаг налегке, от деревни к деревне, от ярмарки к ярмарке, и упокой Свет тех, кто не испугается ее сказок.

За вдохновение спасибо solaria и всем ее злодейкам.

ID: 14355 | Автор: Too-ticky
Изменено: 23 декабря 2014 — 14:30

Мнения

Комментарии (18)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
7 октября 2013 — 23:55 Toorkin Tyr

*

7 октября 2013 — 23:55 Toorkin Tyr

опять эти закрытые круги. Жаль.

8 октября 2013 — 17:08 Potroshishkin

Ах ты ж чортъ, красотища-то какая.

8 октября 2013 — 18:10 Кишкодер | Je m'appelle Stephan

Долой кузню =)

8 октября 2013 — 19:23 admin

Очень круто.
А информация про других персонажей из этого "закрытого круга" есть? Было бы интересно посмотреть.

8 октября 2013 — 21:58 Pentala

Амбермилл, Дасквуд, Эллвин+Серебряный бор.
Какой-то непоследовательный локализатор у закрытых кругов...

8 октября 2013 — 22:00 Ванильный Somango

Замечательно, просто замечательно.

9 октября 2013 — 13:06 hfactor

Прекрасный персонаж.

10 октября 2013 — 23:33 Too-ticky

Всем спасибо за комментарии.
Что касается закрытого круга, в данном случае он скорее ограниченный, чем закрытый. Точнее, пока его вообще нет. Персонаж не вписывается в большинство проектов сообщества, у автора есть некоторые требования к уровню отыгрыша, а если учесть, что детьми никто особо и не играет, перспектива найти подходящий круг вообще весьма призрачна. So it goes.

А, да. Посоветуйте, пожалуйста, подходящую музыкальную тему для персонажа.

11 октября 2013 — 0:21 Toorkin Tyr

о, не ожидал, что это ты )
я бы хотел с Шилаг поиграть, благо что есть мой любимчик: http://mychar.ru/chars/9476

11 октября 2013 — 10:39 admin
12 октября 2013 — 15:08 Too-ticky

Спасибо, отличная песня. Ее и поставлю.

12 октября 2013 — 20:05 Ванильный Somango

http://www.youtube.com/watch?v=GmFlsVUCBc4
Я бы таки это поставил, но дело за вами.

11 октября 2013 — 8:03 medbrat

Она детей в итоге кушает, трупы закапывает или в лесу каком-нибудь бросает просто?

11 октября 2013 — 12:49 Чудесная Риканда

Великолепный персонаж. Снимаю шляпу.

12 октября 2013 — 15:08 Too-ticky

Обрати внимние на сервер ;)

11 октября 2013 — 13:10 Magister Антодиас
Персонаж — проба пера автора в ролевой игре.

Хотя листов целое множество, да и опыт игры есть. Пожалуйста используйте функционал чар-листов согласно предназначению.

12 октября 2013 — 15:05 Too-ticky

Это мой первый злой персонаж, создавался он по принципу "забудь все, что до этого знала о ролевой игре", но раз это настолько принципиально — исправляю.