Анарашеп
Анарашеп
Анарашеп
Статус: 
жив
Внешний вид и характер
Раса: 
 
Тол'вир
Народность: 
Неферсет
Пол: 
мужской
Особенности внешности: 

Анарашеп - каменный тол'вир. Его каменное тело темно серого цвета чуть поблескивает на солнце. Одному путнику оно напомнило грубо отесанную скульптуру, скульптор которой будто бы не закончил свое творение, так и оставив сколы и угловатые линии мышц. Странно, но у этой статуи есть и пара огромных крыльев, тоже каменных, но выглядящих, почти как настоящие. Каждое перышко этих крыльев мало отличимо от обычного птичьего пера.
Анарашеп носит богатые украшения племени Неферсет, дарованные ему за верную службу своему народу. На его запястьях красуется пара золотых браслетов, шесть подобных браслетов меньшего диаметра он носит на своих крыльях. На его плечах и торсе золотые пластины, намертво прикрепленные к телу.
Также Анарашеп носит шлем в форме птичьей головы, который не снимал с тех пор, как избавился от Проклятия Плоти. Его сильно огорчило то, что когда-то изящные и благородные черты его лица огрубели и стали напоминать морду обезумевшего зверя. Долгие месяцы он не снимал этот украшенный золотом и изумрудами шлем, пока наконец не решился снова посмотреть на свое лицо. Но он не смог снять его: шлем будто бы прирос к голове и ощущался частью остального каменного тела. Учитывая то, что Анарашеп не горел желанием снова увидеть свое каменное лицо и испытать чувство омерзения, смешанное со стыдом за свои поступки, он не был этим сильно расстроен. И если шлем стал частью его нового облика, то тол'вир с радостью готов смириться с этим.
Анарашеп предпочитает передвигаться по пустыням, закутавшись в грязный серый плащ, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Особенности характера: 

Жителей города Неферсет издавна отличали качества, совсем не почитаемые другими тол'вирами: излишняя подозрительность, жестокость, самолюбие и тяга к изучению темной магии. И хотя племя Неферсет было практически уничтожено в войне во время Катаклизма и сам Анарашеп отрекся от своего дома, в нем все равно сильны исконно неферестские качества, пусть и не в столь сильной мере. Но тол'вир все равно старается противиться редким вспышкам желания использовать темную магию и причинять дикую боль своим врагам, случающимися в особо жестоких схватках.
Анарашеп верит в судьбу и в то, что совершая что-то, ты всегда получаешь то, что заслужил. И все свои дела, совершенные будучи жрецом и ученым в последние годы службы темному фараону, тол'вир считает недостойными и греховными. Поэтому свою учесть беглеца и изгнанника, он принял заслуженной карой за слабость, что он проявил, приняв дар Сиамата.
Своей главной чертой характера он считает спокойствие и некое безразличие к тому, что происходит вокруг него. Эти черты характера только усилились за время одинокого бдения по пустыням, практически избавив его от родовых черт характера своего племени. Реакция редких путников на его облик, вынудила его строить из себя стоическую и загадочную личность, готовую покарать тех, кто отвлек его от какого-то очень важного дела. Действительно, Анарашепу приходилось притворятся каменным тол'виром из Чертог Созидания, дабы спугнуть особо подозрительных и назойливых, но не слишком опасных расхитителей гробниц. Он не любит насилия и большинство проблем пытается решить словами и даже тех, кто нападает на него с мечом, он старается не убивать, а просто отпугнуть или обезоружить. Но эта миролюбивость испаряется, если противником тол'вира оказывается порождение Древних Богов или элементаль воздуха. От одного их вида в тол'вире поднимается животный инстинкт - желание рвать и убивать этих существ, пока от них не останется даже горстки пыли. Анарашеп считает, что вместе с каменной плотью к нему вернулась часть протоколов и программ титанов, которые и вынуждают его нападать на творений Древних Богов.
Тол'вир считает своей целью сохранение знаний своего племени и раскрытие тайн Ульдума, а позднее и других уголков мира. К своей задаче он относится крайне серьезно, поскольку он считает себя единственным тол'виром из Неферсета, способным сохранить наследие своего народа для следующих поколений. Но дело не только в том, что это благородная цель, Анарашепом движет неутолимая жажда исследований и знаний. Он испытывает настоящую эйфорию, находя новую крупицу утерянных знаний.
При общении с кем-то, кому жрец сможет доверять, он будет предельно вежлив и сдержан. Анарашеп высоко ценит этикет и правила хорошего тона.

Мировоззрение: 
Хаотичный добрый
Мастерство и знания
Класс: 
Жрец
Способности: 

Анарашепа отправили служить в храм, еще когда он был ребенком. В застенках храма, среди мудрых жрецов и пожелтевших от старины свитков юный тол'вир учился разнообразным наукам и постигал основы жречества. В отличие от большинства своих собратьев, Анарашеп по-настоящему верил в силу Света Солнца: в то, что он согревает своим теплом невинных и выжигает зло в виновных. И Свет ответил юному послушнику. Возможно, из-за его веры, возможно, из-за добрых помыслов или неприятия особенно жестоких техник темных колдунов Неферсета. Так или иначе, ему подчинился Свет Солнца. Верховное духовенство обратило внимание на успех Анарашепа и позволило ему изучать различные полузабытые тексты, выкраденные когда-то из Рамкахена. Так и началось настоящее обучение жреца, в тот же день уже титулованного, верховным.
Силы Анарашепа росли, его чары становились всё сильнее. Но само понимание природы его, и не только его, сил стало ускользать от него. Что есть Свет Солнца? Связаны ли темные искусства Неферсета с Тенью, что по слухам исследовал верховный пророк Барим? Исходит ли Свет от Солнца, от Раджа или из самих тол'виров? На эти и другие вопросы Анарашеп ответа не знал, поэтому разделил свои техники на "дары", названные в честь тех, от кого он узнал о тайнах того или иного искусства.

Spell_priest_divinestar.png
Дар Рамкахена, свет Солнца
Еще с детства Анарашеп проявил недюжинные способности в управлении Солнечным Светом. Он легко исцелял те раны, что не могли исцелить даже самые старые и мудрые из жрецов храма. Его благословения вдохновляли отчаявшихся, а Свет, струившийся с его рук, ослеплял его врагов. Поэтому Анарашепу было дозволено учиться по текстам из города Рамкахен. В этих текстах описывались молитвы и практики, которые не смогли применить тол'виры из Неферсета. Но более верующий и талантливый, Анарашеп смог освоить учения Рамкахена. Но многие сложные молитвы и заклинания из этих текстов сильно изнуряют его, поэтому по-возможности тол'виру приходится обходиться без них.
Ability_vehicle_sonicshockwave.png
Дар Раджа, огонь Солнца
В засыпанных песком руинах тогда еще верховный жрец вместе со своей командой искал древнюю магию, запретные технологии и могущественные механизмы по приказу одного из визирей темного фараона. Среди всего прочего, Анарашеп нашел странный молитвенный свиток, посвященный Раджу, почитаемому стражу Ульдума. В свитке говорилось о том, как великий страж превращал Свет Солнца в огонь. Проведя несколько недель в молитвах и практике заклинаний, жрец преобразовал Свет в огонь. Анарашеп научился окутывать своё тело пламенем, защищающим его от врагов, и испускать это же пламя с своих рук. Этот огонь мало похож на пламя шаманов или магов: это пламя сияет ослепительным и практически белоснежным сиянием. Этот белый огонь слетает с рук тол'вира мощной струей пламени, сжигающей всё на своем пути. Особенно оно эффективно против нежити.
Spell_shadow_mindtwisting.png
Дар Барима, тень сущего
Еще в храме Анарашеп следил за верховным пророком Баримом, могущественным и почитаемым жрецом. Юного тол'вира заинтриговали те вспышки черных и фиолетовых энергий, что посылал в своих обидчиков Барим и тогда он решил узнать природу его силы. Он следил за ним пару недель, а потом взялся искать ответ в книгах. В них писалось о Тени, другой стороне Света. Силой этой Тени тол'вир научился вызывать чувство страха и боли в разумах своих противников, а позднее использовать её для исцеления и медитации. Хотя Тень и оказалась полезным союзником, Анарашеп старается не использовать её. После применения Тени, заклинания Света даются жрецу с большим трудом, да и сами теневые заклинания отбирают у тол'вира много сил. Не говоря уже о том, что от самой философии этой силы и её заклинаний, атакующих разум, ему немного не по себе.
Spell_priest_shadoworbs.png
Дар Неферсета, темный закат
Большинство жрецов и заклинателей Неферсета обучаются основам темной магии. Их обучают проклинать своих врагов, атаковать их души и тела сгустками темной магии. Анарашепу всегда казалось, что эта магия оскверняет и самого заклинателя, будто бы она была наркотиком, вынуждающим всё больше погружаться в темную магию. И хотя Анарашепу совсем не хотелось становиться рабом собственной магии, его куда сильнее пугало другое. Неферсетская магия калечит душу жертвы, она может даже уничтожить её или расколоть на мелкие кусочки. И этот процесс всегда сопровождается страшной физической болью. Тол'вир никогда не хотел обладать такой силой, но чтобы подтвердить свой статус жреца, ему пришлось освоить несколько простеньких проклятий.

Получив тело из камня, Анарашеп приобрел недюжинную физическую силу, достаточную, чтобы убить кроколиска голыми руками или вспороть грудь скитальцу пустыни когтями своих лап. Но у тол'вира все равно нет серьезных навыков в рукопашном бою, поэтому он не решится сражаться с умелым воином в ближнем бою. Само каменное тело не боится легких ранений, ожогов и мороза. Хотя Анарашеп и чувствует температуру и влажность, он практически не ощущает боли, если его ранили не слишком глубоко или не ранили с помощью магии. Тол'вир не умеет летать, но может использовать свои крылья, чтобы сбить противника с ног силой их взмаха или для хорошего прыжка.
Но у каменной плоти есть и своя слабость. Сам Анарашеп считает, что все дело в том, что Проклятье Плоти было снято с него не полностью. Жрец все равно чувствует потребность ко сну и пище. И если первая проблема решается простым сном, то вторую тол'вир преодолевает медитацией и молитвами к Свету, восстанавливающими его силы.

Навыки и профессии: 

Анарашеп был одним из верховных жрецов Неферсета, имевших доступ к самым тайным знаниям своего племени. Поэтому ему многое известно об истории Ульдума, тайнах Творцов и магии, используемой тол'вирами разных племен. Но самые запретные и темные знания он почерпнул не из архивов родного города, а из заброшенных гробниц и машин титанов. Благодаря этим знаниям, он может легко управляться с практически любым механизмом титанов, оставленным в Азероте, независимо от его происхождения.

Анарашепа с детства учили чтить и почитать Творцов. Их существование и их сила не вызывают у жреца сомнений. Ведь он видел то, что они создали. Он видел детей Творцов и призывал на помощь их божественную силу. И хотя его вера сильна, ему иногда кажется, что Творцы давно забыли и о нем, и его народе. Когда его посещают подобные мысли, он просто говорит себе, что сам он в любом случае не достоин их любви, достаточно того, что он всё еще может взывать к их огню и свету.

Знание языков: 
Всеобщий (Common), Гномский (Gnomish), Дворфийский (Dwarven), Титанский (Titan)

● Тол'вирский (Tol'vir)

Когда-то Анарашеп был храмовым служителем, и по долгу службы ему приходилось иметь дело с текстами на титанском языке. В то время он не владел языком в совершенстве и лишь занимался переводом иероглифов. Позднее, жреца включили в отряд по поиску механизмов Творцов в Ульдуме. После нескольких лет работы с механизмами Титанов, Анарашеп вернулся в родной Неферсет с невероятными познаниями языка Творцов. Поэтому и изучение дворфийского и гномского языков не вызвало у него проблем. Хотя на всеобщем тол'вир говорит не многим лучше безграмотного скитальца пустыни. Собственно, именно у одного из них Анарашеп и выучил этот язык.

Инвентарь: 
Inv_misc_book_09.png
Полный Компендиум Азерота и Запределья Бранна Бронзоборода, дополненное издание
Огромная книга в кожаном переплете. На её обложке изображен дворф в шляпе и с киркой в руках, вероятно, сам Бранн. На титульном листе книги красивым почерком написан следующий текст: "Дорогому другу, усидчивому студенту и отличному археологу - Шагану Кремнебородому." В книге подробно описаны самые разнообразные местности и существа, даны исторические справки по многим важным событиям истории и подробные карты, как крупных городов, так и заброшенных гробниц. Эту книгу Анарашеп нашел в опустевшем лагере Лиги Исследователей. Благодаря ей он многое узнал об Азероте и твердо решил повидать мир после того, как покинет Ульдум.
Inv_misc_bag_10_black.png
Мешок
Обычный мешок из черной ткани. В нем Анарашеп хранит немногие свои пожитки: компендиум, статуэтку бронзового скарабея, свитки из храма и еще кое-какие личные вещи.
Inv_misc_cape_11.png
Плащ
В этом грязном сером плаще Анарашеп путешествует по Ульдуму. Он полностью закутывается в этот плащ, чтобы никто не приметил в нем тол’вира с каменной кожей.
Inv_polearm_2h_cataclysm_c_01.png
Копье
Бронзовое копье работы кузнецов Неферсета. Анарашеп не мастер ближнего боя и не слишком хорошо умеет обращаться с этим изысканным копьем, украшенным рисунками и письменами.
Место в мире
Род занятий: 
Искатель приключений
Хронология: 

Анарашеп был вторым сыном родовитого визиря из Неферсета. Традиции его рода обязывали отправлять второго сына на службу в храм. Поэтому с самого младенчества Анарашеп рос в главном городском храме. В храме родословная юного тол’вира ничего не значила, и по достижении совершеннолетия он и его сверстники стали бы полноправными членами касты жрецов.
С детства Анарашеп считал, что он должен стать достойным жрецом, чтобы его семья гордилась им. Поэтому он допоздна засиживался в библиотеке, постигая мудрость древних ученых и философов своего народа. Дни и даже ночи, проведенные за свитками, доставляли ему лишь удовольствие: Анарашеп был жадным до знаний. За это качество его хвалили старшие жрецы, и невзлюбили его сверстники. Но будущий жрец не обращал внимания на похвалы учителей и язвительные комментарии учеников, он был слишком сильно поглощен учебой. И так прошло его отрочество. В нем не было никаких особо важных или знаменательных событий. Анарашеп был слишком талантливым и прозорливым, чтобы его завистники попытались ему насолить, и слишком занятым поиском знаний, чтобы обращать внимание на мир вокруг.

Анарашеп достиг совершеннолетия, и, возможно, из-за прошения отца или своих способностей стал помощником одного из пророков темного фараона. Пророки быстро разочаровали его. Они тратили всё свое время на различные интриги и борьбу за власть. К счастью, их интриги обошли тол’вира стороной, ведь он был лишь учеником пророка. Однако звания ученика пророка оказалось достаточно высоким для того, чтобы получить доступ к украденным много лет назад текстам жрецов Рамкахена. Долгие месяцы, проведенные за этими текстами, окупились, как когда-то окупились и годы, проведенные за свитками храма. Анарашеп, простой ученик, обычный юнец, смог совладать с магией Рамкахена! Это достижение не могло остаться незамеченным, даже приближенные пророка Барим обратили внимание на Анарашепа.
Теперь сын визиря уже не был простым учеником, он уже несколько лет носил звание верховного жреца. И ему приходилось заниматься простой бумажной работой, которая съедала почти всё его время. С другой стороны, Анарашеп и не знал, на что ему потратить своё свободное время, ведь он прочитал практически все свитки, которые только смог найти. Вот он и решил заняться истинно неферсетским занятием – шпионажем. И шпионил он за самим верховным пророком Баримом, тем, кто знал, как пользоваться силой теней. Воспоминания о двухнедельной слежке за Баримом до сих пор вызывают улыбку у Анарашепа.

Спустя еще несколько лет один из самых высокопоставленных визирей темного фараона снарядил множество экспедиций в разные части Ульдума и приказал жрецам исследовать древние машины Творцов. Жрецам было приказано вернуться лишь после того, как они смогут научиться управлять этими машинами.
Три года верховный жрец и его команда из воинов, жрецов и механиков рыскала в древних руинах: они грабили могилы, изучали запечатанные в гробницах тексты и пытались включить машины титанов в глубине пустынь Ульдума. Вначале Анарашепа не покидала мысль о недопустимости разграбления могил, но вскоре эйфория от открытия тайн предков затмила чувство стыда и страха перед старыми запретами на расхищение могил. За эти годы Анарашеп постиг язык Титанов и познал силу пламени Раджа и выполнил приказ визиря. А главное, верховный жрец вернулся в родной город со знанием того, как управлять механизмами титанов.
В Неферсете его встретили как героя и наградили за выполнение миссии. Несколько недель жрец купался в славе и наслаждался признанием со стороны своей семьи, жрецов и простых горожан. Затем Неферсет заключил сделку со Смертокрылом. Что случилось со жрецом после доподлинно неизвестно. Сам он говорит лишь о том, что принял “дар” Сиамата, но потом осознал свою ошибку и бежал из города. Со дня побега его отношение к отцу заметно изменилось в худшую сторону, и он снова стал считать разграбление могил кощунством. Сейчас он одиноко бродит по дюнам Ульдума, скитаясь от одних руин к другим. У одной из таких руин он встретил банду эфериалов. Один из них предложил ему сделку, пойти на которую тол’вир еще не решился.

На тридцатый год от открытия Темного Портала доподлинно неизвестно, где находится Анарашеп. Если верить слухам, то ни его, ни экспедиции эфериалов в Ульдуме больше нет. Редкие искатели приключений, видевшие каменных тол'виров, говорят, что видели кого-то похожего на неферсетского тол'вира в руинах Ан'Киража, нагорье Арати и на Острове Грома.

Фракции: 

К тому моменту, как Анарашеп решился покинуть Ульдум, он заключил некую сделку, связавшую его с отправителем письма, отправленным им через эфериала-торговца.

Прозвища, звания, титулы: 

В Неферсете Анарашеп носил титул верховного жреца, но сейчас этот титул ничего не значит для его племени и для него самого.

Места пребывания: 

Ульдум. У Анарашепа нет настоящего дома. Гонимый другими тол'вирами, он скитается от одних заброшенных руин к другим. Там он остается на ночлег и проводит исследования местных машин титанов или простых надгробий и статуй. Но иногда он остается в крупных подземных комплексах на несколько недель, предварительно запечатав их изнутри.

Отношения: 

Анарашеп не видел земли за пределами Ульдума, поэтому ему сложно судить о расах и фракциях, которые он, никогда не видел. Жрец старается не опираться на предрассудки и не судить о целой расе лишь по паре заблудших овец.

Люди. Даже в тех захолустьях, где сейчас обитает Анарашеп, путники переговариваются о кучке авантюристов, спасших принца Надуна и отключивших механизм уничтожения всего Азерота. И жрец благодарен им за эти дела. Но он не забудет грабителей из Танариса, мародерствовавших в священных землях Творцов. В целом, Анарашеп уважает людей и гордится их достижениями, ведь они достигли столь многого, лишившись благословений титанов. Однако жрец старается присматриваться к каждому встреченному им человеку, ведь, возможно, он такой же варвар и глупец, как те грабители.
Дворфы и гномы. Здесь наверняка не обошлось без пылких слов Бранна о своем народе в Компендиуме, но с этим уже ничего не поделать. Образ самого Бранна Бронзоборода - первооткрывателя и исследователя, образ гордого народа дворфов, живущего в величественных каменных залах гор Кхаз Модана и другие истории об ученых-гномах и воителях гор произвели на Анарашепа неизгладимое впечатление. Теперь он мечтает когда-нибудь отправиться в Стальгорн и своими глазами посмотреть на просторы Дун Морога.
Пигмеи. "Верни мне моё копье, ты, комок грязи из садов Аммунаэ! Стой, и ты стой! Убери свои грязные лапы от книги! Я вас всех перережу, остановитесь!" - Анарашеп.
Эфериалы. Анарашеп был свидетелем попытки этих существ пробраться в одну из запечатанных гробниц его народа. Те эфериалы вели себя подобно последним ворам. Они бесцеремонно крушили древнюю кладку в поисках священных реликвий Ульдума, оскверняли священные идолы и алтари. Для Анарашепа они воры и дикари, напоминающие ему грабителей из Танариса.
Элементали воздуха. Дети Ал'Акира, властелина воздуха. К этим существам он испытывает и ненависть, и страх. Желание схлестнуться в поединке с детьми Ал’Акира и эйфория от схватки с ними, будто бы передалась жрецу с молоком матери. Это ощущение напоминает скорее животный инстинкт, потому что Анарашеп не чувствовал той ненависти к элементалям за то, что они сделали с его народом, когда бился с ним. Им двигало лишь животное желание разорвать их на куски. Но где-то в глубине души он боится элементалей и того, что стоит за ними. Элементали вечны, и их Боги до сих пор живут в недрах земли, а Анарашеп один, он сам по себе. И что он сможет ответить голосу из недр земли, если тот спросит его, ради чего он сражается и живет?
Тол’виры Рамкахена. Анарашеп осознает вину своего народа в страданиях жителей Рамкахена. Он сочувствует им и понимает, что они имеют все основания ненавидеть его народ. Но это еще не значит, что Анарашеп просто так сдастся им и позволить казнить себя на глазах толпы зевак.

Семья и друзья
Семейное положение: 
одинок
Родственники: 

У Анарашепа когда-то была семья: мать, отец, братья. Как и другие Нефересты, члены его семьи обрели каменную плоть и поклялись служить Смертокрылу. И хотя тол'вир не видел гибели своих родных, он считает их мертвыми: никто из фанатиков Смертокрыла не сдался бы врагу или сбежал с поля боя. И даже если они живы, они вряд ли бы захотели знаться с тем, кого считают предателем.

Питомцы: 

Скитальцы пустыни видели, как Анарашеп разговаривал со змеями и скорпионами. Это выглядело так, будто тол'вир раздает змеям и скорпионам приказы. Сам же Анарашеп говорит, что эти рассказы скитальцев - очередная чушь, которая им привиделась из-за жары пустыни.

Отыгрыш
Активность: 
отыгрыш еще не начат
  • Автор ищет подходящий круг отыгрыша для персонажа.
  • Автор ищет подходящий сюжет для отыгрыша персонажа.
Анарашеп
ID: 11552 | Автор: Kiraser
Изменено: 16 ноября 2014 — 23:45

Мнения

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
30 июля 2013 — 22:56 Kiraser

Вытаскиваю лист из скрытых.

31 июля 2013 — 9:27 Безумная кошатница Анфи

Оооо, поиграйте с нами, пожааалуйста =)))
Нам очень будет нужен провожатый по Ульдуму Правда не знаю как скоро мы туда доберемся=)

31 июля 2013 — 17:24 Kiraser

Хорошо, можете стукнуть мне в лс или в скайп, когда доберетесь до Ульдума или пораньше, чтобы обсудить детали игры.

31 июля 2013 — 15:17 Pentala

Таурен-то когда будет?

31 июля 2013 — 17:24 Kiraser

В последнюю очередь же.

3 августа 2013 — 22:49 Kiraser

Идею со шлемом, приросшим к голове, и эфериалами в Ульдуме я позаимствовал из колоды ККИ "Tomb of the Forgotten". Раз ККИ признается лором, можно сказать, что я его своим персонажем сильно не исковеркал.

3 августа 2013 — 23:31 Anvi

Кем она признаётся лором? Близзардом?

3 августа 2013 — 23:48 Explosions of life! BabzaBloom

Женой Метцена. Той самой, которая еще кнаака каноном объявила.

7 августа 2013 — 18:12 Kiraser

У него сейчас новая. С Кнааком баловалась другая.

7 августа 2013 — 18:19 Капитан Гномереган Лурий

Ветреный как Тралл.

7 августа 2013 — 23:21 Anvi

Это же... Джайна.

7 августа 2013 — 16:13 Ванильный Somango

Очень понравился этот персонаж, захотелось сыграть с ним что-нибудь.

7 августа 2013 — 18:12 Kiraser

Спасибо, можно и отыграть что-нибудь. =)